Ювенальная юстиция

Ответить
admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 20 дек 2009, 08:52

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ ИЛИ ЮВЕНАЛЬНАЯ ДИКТАТУРА?

Беседа с актрисой Натальей Захаровой
Ювенальная юстиция. Большинство россиян если и слышало о ней, то краем уха. Какие-то суды для несовершеннолетних… Вроде бы ничего плохого… Пусть с детьми разбираются специалисты. Правозащитники же, те, что настойчиво уговаривают наши власти принять законы о ювенальной юстиции, не слишком торопятся просветить нас на этот счет. Говорят только о некоей кардинальной перестройке работы с несовершеннолетними и о том, что все будет хорошо. А еще кивают на Запад, но опять-таки стараются свести конкретику к минимуму.

Казалось бы, хотите убедить – убеждайте, приводите как можно больше примеров. Ан нет! Опыт актрисы Натальи Захаровой, ставшей жертвой этой системы во Франции, показывает, что замалчиваются подробности работы системы ювенальной юстиции отнюдь не случайно. Ибо вряд ли, поняв, о чем в действительности идет речь, большинство депутатов проголосует за такое нововведение.

***
Напомним историю Натальи Захаровой. В начале 1990-х годов она вышла замуж за француза, уехала в Париж и родила дочь. Однако жизнь не сложилась, так как супруг жестоко обращался с девочкой и употреблял наркотики. После развода, по решению суда по семейным делам, Маша осталась с мамой, и, если бы дело происходило в России, так продолжалось бы и по сей день. Но во Франции существует еще и ювенальный суд. Когда Маше было три года, ее, по просьбе бывшего мужа Натальи, насильно разлучили с мамой, отдали в приют, а затем в приемную семью. И вот уже девять лет Наталья не может вернуть дочь, несмотря на то, что ее дело получило широкую международную огласку и обсуждалось на самом высоком межгосударственном уровне. С просьбой помочь воссоединению семьи обращался к кардиналу Франции (а во время своего визита во Францию еще и к президенту Николя Саркози) и Святейший Патриарх Алексий II. Но проблема до сих пор не решена, потому что ювенальная юстиция – это государство в государстве. Она являет собой этакий «правовой Ватикан» и действует по собственному усмотрению. Вот что рассказала Наталья Захарова в своем интервью.

– Что собой представляет система ювенальной юстиции во Франции?

– В системе ювенальной юстиции работают судьи по делам несовершеннолетних, сотрудничающие с социальными службами. Их основная задача – защита интересов ребенка. В законе написано, что ребенок изымается из семьи только в том случае, если его жизни угрожает физическое, психическое и моральное насилие. Но что конкретно имеется в виду, не уточнено. Вероятно, подразумеваются побои, издевательства и т.п. Но парадокс заключается в том, что родители, действительно жестоко обращающиеся с ребенком, нередко остаются безнаказанными, а страдает тот, кто ребенка любит и заботится о нем. Когда моя дочь Маша возвращалась после свиданий с отцом, Патриком Уари, в кровоподтеках, совершенно потрясенная, в подавленном психическом состоянии, все мои попытки связаться с судьей по делам несовершеннолетних и сотрудниками социальных служб были тщетными. Никто из них не хотел реагировать. И даже когда адвокат принес судье фотографии Маши со следами побоев, а врач написал заявление прокурору, который, в свою очередь, отправил судье по детским делам указание разобраться в деле, даже тогда судья не начала расследование.

– Почему?

– Потому что не сочла это необходимым. И мой случай не был единичным. В ассоциации, созданные во Франции для защиты прав семьи, поступают обращения о вопиющих нарушениях закона судьями и безнаказанности преступников. Вспоминаю такой случай. В одну из ассоциаций обратилась за помощью женщина. Ее бывший супруг был начальником тюрьмы. Однажды их пятилетний сын после свидания с папой рассказал, что тот со своим приятелем (который, кстати, работал… психологом в той же тюрьме!) делал ему больно. Когда потрясенная мать обратилась к судье по детским делам и показала медицинское заключение об изнасиловании мальчика, судья приказала: «Немедленно заберите ребенка у матери и поместите его в приют, поскольку мать манипулирует ребенком и восстанавливает его против отца».

– И ребенка забрали?

– Да! Он сопротивлялся, плакал, но его насильно оторвали от матери и увезли.

– Но ведь это же противозаконно!

– Да. Во французском законе написано, что помещение ребенка в приют предпринимается как радикальная мера, во всяком случае хотя бы после встречи судьи с родителями и ребенком. Но и моя дочь насильно и обманным путем была помещена в приют, о котором мне не было известно ровным счетом ничего. Дочь пробыла там целую неделю, и только потом судья назначила заседание. Но и тогда мне не дали адрес приюта и официально запретили визиты, хотя Маша была больна, у нее была температура под 40. А ведь ей было всего три года, к тому же она не говорила по-французски! Моей дочери была нанесена тяжелейшая психологическая травма, но это не волновало ни судью, ни сотрудников социальных служб. Прежде чем применить подобные жесткие санкции к родителям, нужно предъявить хотя бы какие-то обвинения. Однако никаких обвинений мне тогда не предъявили, а в судебном решении было написано: «В связи с тем, что отец уличен в насилии над ребенком и обвиняет в этом мать, ребенка надо немедленно поместить вне зоны семейного конфликта». Понимаете? Отец «уличен», но при этом «обвиняет»…

– Почему же ювенальный суд, который, как нас уверяют, эффективно защищает интересы ребенка, вынес такое странное решение?

– Сначала я думала, что произошла ошибка. Но на самом деле никакой ошибки не было! Мне стало это понятно после создания нашей ассоциации, когда мы просмотрели дела других родителей. Представляете, рапорты на них и судебные постановления повторяли слово в слово то же самое решение, что было вынесено и в отношении меня! Стало ясно, что существует некий шаблон: берется готовый текст, втавляется фамилия, и дальше все идет по уже отработанной схеме. По закону, сотрудники социальных служб должны являться связующим звеном между ребенком, разлученным с родителями, и самими родителями, стараться сделать все, чтобы родственные связи сохранялись, ведь декларируется, что ювенальная юстиция направлена на воссоединение семьи. Но в реальности все наоборот. Мои письма, фотографии, игрушки и прочие подарки дочери сотрудниками этих служб Маше даже не передавались.

– Это как-то мотивировалось?

– Меня обвиняли в том, что я хочу сохранить с ней слишком тесную связь и «удушаю ее своей материнской любовью». В деле Маши есть запредельные по своей наглости и цинизму рапорты сотрудников социальных служб, которые не были с нами даже знакомы! Работая в нашей ассоциации и разбирая судебные решения, мы с удивлением обнаружили, что рапорты, составленные на пострадавшие семьи, опять-таки слово в слово повторяли друг друга! Менялись только фамилии и адреса. И мы еще раз убедились, что существует некая единая «рыба». Судьи выносят одни и те же решения, обвиняя родителей в «удушающей любви к своим детям»…

– Погодите… Неужели «удушающая любовь» является основанием для того, чтобы забрать ребенка из семьи?

– Да. Для многих французских судей по детским делам «удушающая, захватническая любовь» – самое опасное деяние, которое может нанести страшный физический и моральный вред ребенку. Например, судья Валентини, четвертая по счету в нашем деле, заявила в разговоре с моим адвокатом, что в девяти случаях из десяти она отнимает детей у родителей именно на этом основании.

– А в чем, по мнению суда, выражалась Ваша «удушающая любовь»?

– Судья (что опять-таки противозаконно) никогда не встречалась ни со мной, ни с Машей. Она заявила, что не видит в этом смысла, поскольку Маша и так была потрясена общением с разными незнакомыми людьми. В деле есть рапорт специалистов, которым она, судья, доверяет. И этого достаточно! Сначала меня поразил такой подход, а потом я поняла, что на самом деле судья и не хочет знать правду. Ведь если бы она знала правду, у нее не было бы оснований отнимать у меня дочь. А ей это необходимо.

– Зачем?

– Потому что эффективность ее работы оценивается количеством отнятых детей. Чем больше детей она «защищает» от родителей таким образом, тем быстрее продвигается по служебной лестнице. Получается, что судьи поставляют социальным службам детей, а те, в свою очередь, пишут нужные рапорты, которые, как указали в своем докладе министру юстиции крупнейшие французские юристы г-да Навес и Катала, всегда негативны и всегда настроены против родителей.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее про доклад г-д Навеса и Катала.

– В 2000 году французское правительство под давлением профессионалов, забивших тревогу, обратилось к генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и в социальных службах, о разлучении детей с родителями. Доклад получился обширный и совершенно шокирующий. В нем говорилось: «Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения огромная разница. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам… что та или иная семья в опасности».

– Такая формулировка уже введена и в наше законодательство.

– Что ж, тогда нашим гражданам особенно интересно будет узнать, как это выглядит на практике во Франции. Типичный пример: родители пошли за хлебом в соседний магазин, оставив дочку во дворе. Откуда ни возьмись появляются сотрудники социальных служб и спрашивают девочку, почему она одна. Она отвечает: «Потому что я в моем дворе, я здесь играю. Мама с папой сейчас придут». Подоспевшие родители обвиняются в том, что плохо заботятся о своем ребенке, оставляя его одного. Был и еще более нелепый случай. Его свидетелем стала председатель другой ассоциации. В аптеку пришла мама с маленькой девочкой, у которой был синяк. Мама купила какое-то лекарство и направилась к выходу. А женщина, стоявшая в очереди, вдруг поинтересовалась у аптекарши адресом этой мамы.

– Разве в аптеке могут его знать?

– Мама расплачивалась кредитной картой, на которой есть эти данные, и они, естественно, высветились на компьютере аптеки.

– А зачем понадобился адрес?

– То же самое спросила и аптекарша. «Как зачем? – воскликнула женщина. – Вы разве не видели синяк у ребенка? Наверное, мать бьет его!» Аптекарша ответила, что она не имеет права давать чужие адреса, и тогда ее собеседница поспешно вышла из аптеки. Каково же было удивление председателя ассоциации, когда через несколько дней на одном совещании она увидела ту самую интересовавшуюся адресом покупательницу, которая оказалась сотрудницей социальной службы! Она выследила-таки мать и написала рапорт о том, что та плохо обращается со своей дочкой. Хотя мало ли где девочка могла получить этот синяк? Скажем, подралась в школе, полезла куда-нибудь и упала… Однако сотрудница социальной службы сразу решила, что мать опасна и ее надо изолировать от ребенка. При всем этом беспризорные дети, которые действительно нуждаются в заботе сотрудников социальных служб, их не интересуют.

– А что внушает ювенальная система детям?

– Ребенка убеждают, что не родители главные в семье, а главные – судья, прокурор, государство. Тем самым фактически подрывается авторитет родителей. Объяснить маленькому ребенку, что такое государство, невозможно, но зато он прекрасно понимает, что такое мама, папа, бабушка, дедушка. А тут ему со всех сторон твердят: «Если родители с тобой плохо обращаются, ты можешь нам позвонить, рассказать о своих проблемах с ними, и мы поможем тебе». И он невольно настраивается на то, что родители – его враги, которых «добрые дяди и тети» помогут ему победить. Социально-психологический центр, где работают две Машины надсмотрщицы, Асколи и Лефевр, имеет в интернете свой сайт. Можно зайти и прочитать примерно следующее: «Дорогие дети! Если у вас есть проблемы, если вы недовольны своими родителями, то вы всегда можете прийти к нам по такому-то адресу. Мы вас выслушаем, дадим нужный совет. Вот мальчик такой-то… У него были очень плохие родители…» И дальше приводится масса случаев, где родители представлены просто монстрами! Были ли такие случаи в реальности и откуда их взяли сотрудники центра, неизвестно. Судя по тому, что мы слышим от людей, обращающихся в правозащитные ассоциации, в основном это выдумки и доносы. Но дети-то верят и соответственным образом настраиваются! Не дали, скажем, родители подростку деньги на сигареты. Он пришел к такой «доброй» тетеньке и нажаловался. И это первый шаг в пропасть, потому что тетенька записала адрес, номер телефона, место работы родителей и задала ряд провокационных вопросов. А потом написала рапорт судье по детским делам: «Ко мне обратился сам ребенок! Сам пришел! Надо бить в набат! Надо его спасать!».

– Итак, ребенка забрали. Что дальше? Как действует эта система во Франции?

– Ребенок полгода отсиживает в приюте. Больше не положено. После этого его отдают в приемную семью. По-настоящему усыновить ребенка во Франции очень трудно, на это уходит семь–восемь лет. Зато взять его в приемную семью легко, а государство тебе еще будет деньги выплачивать. По закону, приемная семья должна находиться как можно ближе к дому родителей, чтобы они могли чаще навещать своего ребенка. Однако и тут права родителей постоянно нарушаются. За девять лет, что Маша находилась в первой приемной семье, мне не удосужились сообщить, что это за люди, где они живут, в какой школе учится моя дочь. Наоборот, после ее помещения в приемную семью сотрудники социальных служб тут же попросили суд скрыть от меня все эти данные. Мне приходилось с трудом добывать хотя бы одно медицинское свидетельство за год, чтобы узнать, как себя чувствует моя дочь! А ведь Маша в приюте тяжело болела! После того, как Маша «отсидела» (по-другому я сказать не могу) девять лет в одной приемной семье (которая за счет надзора над Машей поправила свое материальное положение и смогла перебраться на юг), она была переведена во вторую приемную семью. И я точно так же узнала об этом только из судебного постановления. Никто не спросил моего согласия, не познакомил и с этой семьей. А вскоре судья Валентини посоветовала моему мужу подать заявление о лишении меня родительских прав.

– Каковы должны быть основания для лишения родительских прав?

– Теоретически по французским законам родительских прав можно лишить только за какие-то тягчайшие преступления против своего ребенка. Но практически бывает и иначе. Мой бывший муж не торопился последовать совету судьи, потому что ему не хотелось заниматься Машей; все эти годы он только и добивался того, чтобы она находилась в приемной семье. Но он вынужден был потребовать лишить меня родительских прав, так как судья на него «давила». В конце концов он все-таки написал: «Прошу лишить родительских прав мою супругу, чтобы удовлетворить судью по делам несовершеннолетних». И по его заявлению апелляционный суд высшей инстанции лишил меня родительских прав, мотивируя свое решение все той же «удушающей, патологической любовью»! Хотя я с дочкой уже девять лет не жила вместе и встречалась с ней только в присутствии надсмотрщиц.

– Но какой смысл устраивать такой театр абсурда? Почему не заниматься детьми из неблагополучных семей, вместо того чтобы калечить благополучные?

– Смысл есть, и он весьма прост. Неблагополучными детьми надо серьезно заниматься. У них расстроена психика, трудный характер, различные заболевания. С ними нужно очень много возиться, чтобы привести их в норму.

Детьми же из благополучных семей, во-первых, заниматься не нужно, а во-вторых, родители обязаны платить за их содержание в приемной семье.

– Но Вы же говорили, что деньги выделяет государство…

– Оно выделяет часть денег. А другую часть платят родители. Отняв детей, родителей еще и обязывают платить за то, что их ребенок отобран и воспитывается чужими людьми. Поэтому чем родители богаче, тем выгоднее у них отбирать детей. Но, может быть, самый главный смысл во всей этой вакханалии идеологический. Когда я, в знак протеста против творящегося беззакония, голодала 18 дней и дважды была при смерти, российское посольство добилось встречи с Ивом Ботом, генеральным прокурором суда. И он мне сказал: «Мадам, Вы не думайте, что мы отняли дочь только у Вас. Мы и у французских родителей отбираем детей». Я спросила зачем, и он ответил: «Нам сверху спускают распоряжение, мы обязаны его выполнять. Если завтра указания изменятся, мы не будем отнимать детей в таких количествах». Это, на мой взгляд, чисто троцкистская идеология уничтожения семьи. Родители должны пресмыкаться перед судьями, дрожать перед сотрудниками социальных служб и выполнять любое их указание. Тогда они будут считаться законопослушными гражданами, но детей у них все равно могут отнять. Фактически то же самое написано и в уже упоминавшемся докладе г-д Навеса и Катала: родители чувствуют себя абсолютно беспомощными, униженными. Они не знают, куда им обратиться за защитой.

– В докладе г-д Навеса и Катала приводились страшные цифры…

– Да. В 2007 году было заявлено, что 50 % детей отнято противозаконно.

– А сколько всего детей отнято?

– Если судья Анн Валентини, по ее собственному признанию, отнимает девять детей из десяти, а у нее 200–300 дел, то можете представить, сколько детей по ее милости страдают в приютах и приемных семьях! А сколько таких судей во Франции?! Система трещит по швам, и власти должны это признать. Несколько месяцев назад судья по семейным делам отнял у матери ребенка, был с ней очень груб. Доведенная до отчаяния женщина набросилась на него с ножом и поранила. Министр юстиции тут же приняла решение выделить 20 млн. евро для защиты судей по делам несовершеннолетних. Маме грозит, я думаю, лет десять тюрьмы, и своего ребенка она, конечно же, не увидит в ближайшие годы.

– Не могли бы Вы привести еще какие-нибудь примеры, когда у нормальных родителей отнимали детей?

– Таких случаев масса. Приведу те, которые потрясли меня больше всего. У нас было большое совещание, на котором присутствовало 250 пострадавших семей из разных городов Франции. Рядом со мной сидела молодая беременная женщина. Она рассказала, что после развода с мужем сотрудники социальных служб написали на них донос, и их маленький ребенок был помещен в приют. Потом она встретила другого мужчину, вышла за него замуж. И когда родила от него ребенка, то малыша забрали прямо с родильного стола. Она даже не успела его рассмотреть!

– Но на каких основаниях отняли младенца?

– Заявили, что раз она была плохой матерью для первого ребенка, то, вероятно, будет плохой и для второго. Не могла же она так быстро «исправиться»! Поэтому жизнь новорожденного в опасности, его надо срочно изолировать от матери. Выслушав эту историю, я с ужасом спросила: «А Вы не боитесь, что у Вас отнимут и ребенка, которого Вы сейчас вынашиваете?» «Боимся, – ответили в один голос женщина и ее муж. – Но мы хотим иметь детей и решили пойти на риск». Эта история меня потрясла до глубины души. И второй случай – с женщиной в инвалидной коляске. У нее отняли четверых детей. Отнятых детей поместили не в один, а в четыре различных приюта, и ей приходилось к ним ездить на поезде. Для нее это было сущим мучением, потому что каждый раз коляску нужно было затаскивать в поезд, потом вынимать, делать это было некому… Причем всех четырех приходилось иногда навещать в один день!

– Как в один день?

– А так! Сотрудники социальной службы назначают свидания, не согласовав с родителями ни дату, ни время. Они все определяют сами, а родители обязаны лишь подчиняться. И если женщина-инвалид не могла уложиться во времени – скажем, в тот день не было подходящего поезда или ей становилось физически плохо – на нее составляли рапорт, что она отказывается приехать на свидание, поскольку не любит своих детей. Когда родители пишут детям письма, посылают игрушки, добиваются встреч, то они «удушают детей любовью». А когда человек не может приехать по состоянию здоровья или потому, что не успевает, то его обвиняют в безразличии к своему ребенку.

– Если в семье несколько детей, то отбирают всех сразу?

– Многодетные семьи особенно уязвимы. Социальные службы заявляют, что родители якобы не в состоянии содержать своих детей, и легко их отбирают. И налицо парадокс. В современной Франции, как известно, большое количество многодетных выходцев из африканских и арабских стран. Многие из них живут на пособие. Государство предоставляет им квартиры, бесплатное медицинское обслуживание. Но их детей, как правило, не трогают.

– То есть, в основном, разлучение детей с родителями касается европейцев?

– Ситуация на сегодняшний день такова, что на двадцать новорожденных детей только четверо – коренные французы, остальные – иммигранты. Поэтому зачем забивать ими еще и приюты? А сейчас, как мне кажется, в большой моде и русские дети. Во Франции развернута кампания по поводу усыновления детей из России. Супруга бывшего министра юстиции Франции получила от Министерства образования РФ для своей ассоциации официальное разрешение на усыновление наших детей во Францию. Если в России будет введена ювенальная юстиция, это существенно облегчит работу данной ассоциации.

Когда Маша болела, я со слезами умоляла судью Симонен разрешить мне поехать в приют, чтобы успокоить ребенка. Судья Симонен мне отвечала: «Да она не нуждается в Вас! Кто Вам сказал, что ей нужна Ваша помощь? Возле нее профессионалы, ей с ними хорошо». А сотрудница социальной службы Кислик говорила предельно откровенно: «Мы работаем над Машей, чтобы она забыла Ваш образ, выбросила его из головы и сердца. Мы приучаем ее жить без матери». Такова установка сотрудников социальных служб: разрушить семью и приучить ребенка жить без родителей. Во Франции немало семей сексуальных меньшинств. Сеголен Руаяль, которая баллотировалась в президенты, обещала узаконить гомосексуальные «браки» и предоставить этим парам возможность усыновлять детей. Отнимать у нас и отдавать им!

– Когда суд выносит решение отобрать ребенка, что может сделать родитель, не согласный с этим решением?

– Он может подать на апелляцию. Я, например, в течение девяти лет каждый раз подавала апелляцию, когда суд продлевал пребывание Маши в приемной семье еще на год. Но все попытки отстоять мои права были тщетны! Защищая честь мундира, апелляционный суд, как правило, поддерживает первоначальное решение суда. Дальше единственный путь – это кассационная жалоба, после которой больше ничего нельзя предпринять. Разве что обратиться в Европейский суд. Но при кассационной жалобе дело рассматривается не по сути, а по форме: были ли нарушены статьи закона в принятом судебном решении? Я подала только однажды кассационную жалобу, так как это стоит около трех тысяч долларов. А потом, если дело принимается к рассмотрению, это обойдется еще дороже. Кроме того, тут таится опасность: если суд сочтет твою жалобу не обоснованной, ты будешь приговорен к большому штрафу за то, что усомнился в правильности судебного решения. Получается замкнутый круг.

– Как и где Вы встречались с Машей?

– В специализированном центре встреч, в присутствии двух надзирательниц. Одна для меня, другая – для Маши. Причем если я пыталась хоть как-то проявить к ней нежность, они чуть ли не набрасывались на меня, вопя о недопустимости захватнической, удушающей любви. Я была вынуждена сделать четыре жалобы в полицию на грубое поведение надсмотрщиц Асколи и Лефевр, которые намеренно провоцировали нас с Машей.

– Зачем?

– А чтобы потом психологам было над чем «работать». Ведь если у нас с Машей все хорошо, то они, выходит, не нужны. Нет, необходимо, чтобы у нас все было плохо! Тогда и судья сможет написать, как, например, написала судья Валентини 3 апреля 2006 года: «Сотрудники социальной службы настойчиво просят сохранить настоящее местонахождение Маши, принимая во внимание, что положение дел никак не изменилось с 1998 года и опасность для Маши все еще актуальна, а именно: патология матери и ее болезненное отношение к дочери <…> Только лишь нынешнее местонахождение ребенка в приемной семье, отдаляющее от нее мать, может гарантировать Маше защиту, здоровье и нормальное развитие. Воспитательные меры до сих пор актуальны, посещение Машей психотерапевтических сеансов должно быть обязательно возобновлено. Все визиты матери отменены. Маша сможет общаться с ней лишь посредством писем». Ювенальная система, как метастазы, расползлась по «организму» французского правосудия, что даже Николя Саркози на посту министра внутренних дел не смог помочь мне вернуть ребенка.

– Получается, что это такая ювенальная диктатура?

– Мое мнение, что это самый настоящий психологический и моральный террор. Ребенок, проводящий столько времени в насильственной разлуке с родителями, теряет свою личность. Он не понимает, кто он. А система этого и добивается, потому что тогда такими детьми легко управлять и делать из них зомби. В 2006 году министр по делам семьи пытался провести закон, который бы позволил сотрудникам социальных служб навещать недостаточно обеспеченные семьи, ждущие ребенка, и давать свое заключение: есть ли условия для воспитания будущего ребенка, какова моральная характеристика будущих родителей. Причем, наведываться нужно были несколько раз за время беременности, «отслеживая ситуацию». И если бы было сочтено, что семья «неблагополучная», младенец отнимался бы сразу после рождения. К счастью, этот законопроект не прошел. Однако само его появление говорит о многом. Это тоталитаризм безо всяких кавычек, без малейшего преувеличения! Еще пример. Находясь на посту министра по делам семьи, мадам Руаяль издала указ. Смысл его в том, что, если какой-нибудь педагог или сотрудник социальной службы заподозрит плохое обращение с детьми, он должен донести в соответствующие органы, даже если у него нет никаких доказательств. А если он не проявит бдительности, к нему будут применены санкции.

– У меня к Вам еще вопрос по поводу подростковой преступности. Сторонники ювенальной юстиции убеждают общество и власти, что необходимо закрыть колонии, отказаться от репрессивного подхода и заниматься «реабилитацией». Якобы это поможет снизить преступность среди несовершеннолетних. Насколько эти подходы доказали свою эффективность по Франции?

– Мы видели эту систему в действии, когда французские подростки жгли школы, больницы и даже полицейские участки. В результате их вызвали в Елисейский дворец, и господин Ширак заботливо выяснял у разбушевавшихся подростков, чего им не хватает для полного счастья. Все преступники, которые были пойманы на месте поджогов, были на следующий день отпущены.

– Какова сейчас ситуация с Машей?

– 25 июня 2007 года суд принял решение отдать Машу моему бывшему мужу, а через месяц мой бывший муж признался мне, что манипулировал судьями и лжесвидетельствовал против меня в суде.

– Мы очень надеемся, что эта страшная история будет все же иметь счастливый конец. От всей души желаем, чтобы Маша наконец-то вернулась к Вам. И хотелось бы услышать Ваши пожелания нашим родителям и чиновникам, которые, слава Богу, еще не приняли окончательного решения ввести в России ювенальную юстицию.

– В России мать и отец еще очень много значат. Поэтому, на мой взгляд, люди, продвигающие ювенальную юстицию в России, должны ясно сказать, что именно они хотят узаконить. Не рассуждать о размыто понимаемых интересах ребенка, которые можно будет потом трактовать, как кому в голову взбредет, а конкретно, по пунктам объяснить, что означают интересы ребенка в современном обществе, какие тут опасности, чем наша ювенальная юстиция будет отличаться от западной. А потом надо вынести этот вопрос на всенародное обсуждение, провести референдум. Пусть каждый родитель выскажется по этому вопросу!
http://www.pravoslavie.ru/guest/080131143826.htm

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 21 дек 2009, 08:41

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ. ЧАСТЬ 1

Мы уже когда-то писали о ключевых словах, которые, как и полагается ключам, отворяют дверь в некое смысловое пространство (см., например, статью «Высокое давление любви»). Если продолжить этот метафорический ряд и придать ему слегка уголовный оттенок, то бывают слова, подобные лому. Ими можно сбить любой замок и вломиться в любую дверь. А при надобности (усилим уголовную составляющую) дать по башке. К таким «ломовым» словам относится слово «насилие». Мало какое слово в современной жизни имеет столь выраженную отрицательную окраску. Тем более с добавкой «над детьми».

Новый проект и старые знакомые
Но иногда голова каким-то парадоксальным образом реагирует на эти словесные удары. Вдруг тебя озаряет мысль: а почему это проблема насилия над детьми так сейчас взволновала именно тех политиков и общественных деятелей, которым дети были не просто «до лампочки», а которые сделали все, чтобы они оказались в нынешней бедственной ситуации? Когда началось массовое обнищание, в газетах писали о голодных обмороках провинциальных школьников и о том, что в некоторых селах дети даже едят комбикорм. Но нынешние печальники о насилии над детьми бодро отвечали, что иного не дано, законы рынка неотменимы и балласт должен уйти. А все, мол, вопли о бедных детках – это происки красно-коричневых и типичная зюгановщина. Когда стали вводить плату за обучение и в обществе возникла тревога, что это закроет путь в вузы будущим Ломоносовым из глубинки, борцы с насилием опять же сохраняли невозмутимость. Дескать, элита должна быть потомственной, это нормально, каждому свое. Одним – Гарвард, другим – коровы. Кому-то же надо их доить!

А какую бурю возмущения среди защитников детских прав вызвали робкие попытки ввести что-то вроде нравственной цензуры?! Хотя бы для несовершеннолетних. Уж это бы точно снизило процент насилия, в том числе и над детьми, ибо преступники нередко воспроизводят в жизни то, что видят на экране. Порой до мельчайших подробностей копируют эпизоды краж, изнасилований, убийств и прочих надругательств над людьми. Но нет! «Не дадим вновь загнать нас в информационный ГУЛАГ! Дети должны иметь право на информацию!» – возмущалась демократическая общественность, потрясая Международной конвенцией о правах ребенка.

Предложение запретить аборты доводит «чадолюбцев» прямо-таки до истерического припадка. Хотя, казалось бы, это такое чудовищное насилие над ребенком – убийство его в утробе матери, когда он не может даже позвать на помощь.

Признаться, мы долго не могли понять это противоречие. Хотя, конечно же, чувствовали в речах о насилии над детьми какой-то подвох, какие-то скрытые вредоносные цели. Ситуация прояснилась сравнительно недавно, когда защитники детей поставили вопрос о введении ювенальной юстиции («ювенальная» – то есть для несовершеннолетних).

Услышав непривычное название, люди обычно пожимают плечами и спрашивают: «А что это такое?» И если им сказать, как говорят сторонники данного нововведения, что речь идет о создании специальных судов для несовершеннолетних, которые необходимы для полноценной защиты прав детей, то никто и не заподозрит ничего плохого. У нас же много всяких институтов детства: детские сады, школы, детские спортивные секции, детские поликлиники, больницы, санатории, лагеря. Почему бы не быть и специальным детским судам?

А между тем ювенальная юстиция представляет собой такой подрыв детско-родительских, общественных отношений и всего российского жизненного уклада, что по сравнению с ней предыдущие реформы – это выстрелы новогодних шутих.

Как известно, важнейшей составной частью процесса глобализации (построения единого всемирного государства с оккультно-сатанинской идеологией) является разрушение семьи. Наверное, никого уже не надо убеждать в том, что массовое развращение детей через СМИ и даже через школьные «инновации», целенаправленное разрушение авторитета родителей, прямая и скрытая пропаганда наркотиков, игорный бизнес, покалечивший уже несчетное количество юных душ, демонизация детского сознания через книги, фильмы, те же СМИ – все это не случайные разрозненные эпизоды, а последовательная политика глобалистов-реформаторов. Но, по их собственным признаниям, им очень мешает несовершенство законодательной базы. Поэтому они всеми силами стараются ее «усовершенствовать».

К примеру, снизив возраст получения паспорта до 14 лет, наши законодатели вскоре снизили до той же возрастной планки так называемый «возраст половой неприкосновенности». И сразу растление 14-летнего ребенка перестало быть уголовно наказуемым. Чтобы «подкрепить» эту норму, была предпринята попытка узаконить браки с того же 14-летнего возраста. А еще раньше в медицинское законодательство без лишнего шума протащили разрешение делать аборты 15-летним девочкам без согласия и даже оповещения родителей. Логика такого «проекта» вполне понятна: детей, начиная с 14-летнего возраста, намеревались объявить взрослыми и предоставить им все надлежащие юридические права. (Что, кстати, весьма поспособствовало бы повсеместному проведению «оранжевых» и прочих цветных революций, которые, как известно, совершаются при активнейшем участии подростков и молодежи.)

Но в нашем «совково-консервативном» обществе номер не прошел. Браки подростков в общероссийских масштабах так и не узаконили, а «планку половой неприкосновенности» после затяжных думских боев все-таки снова повысили до 16 лет. И глобалисты переключились на запасной проект.

Всячески муссируя тему насилия над детьми и особых, свойственных возрасту потребностей, проектанты «прекрасного нового мира» начали продвигать ювенальную юстицию. Дело в том, что серьезным правовым препятствием на пути вредоносных реформаторских экспериментов в детской среде является преимущественное право родителей на воспитание. Поэтому депутат Е. Ф. Лахова и нарколог-правозащитник О. В. Зыков упорно добиваются принятия комплекса законов, которые устранили бы эту досадную помеху. Наверное, многим нашим читателям не нужно особо представлять этих печальников о судьбах детей, но мы все же вкратце напомним. Е. Ф. Лахова – главный оплот «планирования семьи» в среде российских законодателей, и, может быть, именно поэтому ей исправно обеспечивают место в Думе каждого созыва. О важности сей фигуры свидетельствует хотя бы тот факт, что, избираясь в 2000 году от блока «Единое Отечество», Лахова шла в списке четвертым (!) номером, вслед за такими политическими тузами, как Е. М. Примаков, Ю. М. Лужков и В. В. Яковлев (бывший губернатор Санкт-Петербурга). Ну, а нарколог-правозащитник О. В. Зыков последовательно выступает за легализацию «легких» наркотиков на территории России и пытается повсеместно внедрить, в том числе и в православной среде, протестантскую (а по некоторым данным, сайентологическую) программу реабилитации алкоголиков и наркоманов «12 шагов».

Используя защиту детей от насилия в качестве демагогического прикрытия, «агенты изменения» (формулировка западных спецслужб, обозначающая тех, кто приходит на смену «агентам влияния»; «агенты влияния» готовят почву, а «агенты изменения» на этой подготовленной почве уже созидают новую реальность по планам «заказчика») пробивают две главные инновации:

1) предоставление детям юридически и административно обеспеченного права подавать в суд на своих родителей, воспитателей, педагогов и прочих взрослых;

2) создание отдельного ведомства, которое возьмет на себя всю работу с детьми и подростками группы риска.

Поскольку пагубность этих реформ не лежит на поверхности, стоит рассмотреть их поподробнее, что мы и сделаем в следующей части.

Продолжение
Ирина Медведева, Татьяна Шишова http://www.pravoslavie.ru/jurnal/061026200349.htm

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 22 дек 2009, 22:21

Павлики Морозовы последнего призыва
Часть 2
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/061027111945.htm
Как всегда, тараном для вредоносной инициативы послужили душераздирающие истории о зверствах, которые якобы невозможно прекратить, если не внедрить оную инициативу. Практика показывает, что это вообще излюбленный прием упомянутых выше «агентов изменения». Когда нужно внедрить что-то противоестественное, они стараются как следует огреть народ информационным ломом по голове. А то, глядишь, очухается раньше времени и помешает.

Вот и «ювеналы» начали и продолжают кормить нас диккенсовскими историями о безнаказанных издевательствах над детьми в интернатах, детдомах и многих семьях.

Типично «правозащитный» рассказ, недавно услышанный нами в Новосибирске. Психолог из медико-социального центра очень патетично описывала страдания 15-летней девочки, растущей отнюдь не в маргинальной, а во вполне – она это специально подчеркнула – благополучной семье. «Девочка как девочка, со всеми проблемами, свойственными современным подросткам. – На лице психолога появилась расстроганная улыбка. – Ну, компании разные, домой поздно приходит… естественно, покуривает. А мать, – тут улыбка исчезла, и в голосе зазвучало негодование, – мать, представляете? Кричит, бьет бедняжку по лицу, грозится загнать ей иголки под ногти и подносит к губам горящую зажигалку! Говорит: “Я тебе губы спалю, если не бросишь курить, дрянь!” Девочка обратилась ко мне за помощью, – голос психолога снова потеплел. – Она была на грани нервного срыва. Представляете, как у нас нарушаются права детей?»

Когда-нибудь, если дойдут руки, мы постараемся вспомнить и свести все подобные демагогические примеры в отдельную брошюрку. Поверьте, это будет впечатляющая картина. А может, и вспоминать не придется. Кто знает? Вдруг в куче книг, журналов и бумаг, которые мы вынуждены регулярно просматривать, мелькнет что-то вроде методического пособия для российских глобализаторов. И там будут собраны страшилки, рекомендованные к использованию каким-нибудь американским или международным центром стратегических разработок. Очень легко себе представить, как для каждой страны в шаблон вносятся определенные коррективы с учетом национально-культурных особенностей.

Обратите внимание, как в приведенном примере ассоциативный ряд строится скорее на знании Фадеева, нежели Диккенса. «Молодой гвардией», юными партизанами пахнут эти иголки, загоняемые под ногти… Правда, есть и досадный прокол. Подпаливание губ зажигалкой – это из другого видеоряда. Так запугивают противников бандиты в американских боевиках. Вряд ли даже самая разъяренная русская мать (тем более с высшим образованием, как было заявлено психологиней) изберет такую дикую форму наказания.

Не удивляйтесь, если услышите трагическую историю про зажигалку от «ювеналов» в своем городе: Курске, Архангельске, Саратове, Владивостоке, Симферополе – где угодно. Ведь ювенальная юстиция будет общегосударственной. Зачем для каждого города сочинять индивидуальную байку? Главное сделать правильный вывод: сейчас бедная девочка лепечет что-то обожженными губами на приеме у психолога, а так она пойдет и подаст в суд. И он примет, разберет ее заявление и поступит с матерью-извергом по всей строгости ювенальных законов.

Сказанное нами, конечно, не значит, что все истории об издевательствах над детьми выдуманы и что нам на детей наплевать. Но именно потому, что не наплевать, мы и пишем о ювенальной юстиции.

Давайте зададимся вопросом: разве в нашем УК не предусмотрена защита детей от насилия? Разве в современной России родитель, все равно как в мрачном европейском средневековье, может безнаказанно истязать ребенка и никто ему слова не скажет, потому что он, родитель, в своей семье полновластный хозяин? Нет же! Органы опеки регулярно лишают кого-то родительских прав за дурное обращение с детьми, а кто-то даже идет за это под суд. Органам опеки помогают милиция, прокуратура, школы, психолого-педагогические службы. Конечно, бывают коррупция, превышение полномочий, халатность. Но, во-первых, кто сказал, что с появлением ювенальной юстиции у нас будут защищать детей только бессребреники и высокие профессионалы? Зыков сказал? Ну, так он говорил и что метадоновые программы (в рамках которых наркоманам бесплатно раздается вместо героина другой наркотик – метадон) решат проблему наркомании. И что легализация наркотиков поспособствует тому же. А во-вторых, почему не внести в уже имеющееся законодательство уточнения и дополнения, если он действительно необходимы? Не усилить ответственность за исполнение законов? Зачем предоставлять детям право самостоятельно подавать в суд на взрослых?

Мы задавали эти вопросы разным людям. В том числе, и юристу из НИИ прокуратуры, подготовившему проект закона о ювенальных судах. И ничего более вразумительного, чем «так детям будет спокойнее», не услышали. Дескать, они будут знать, что это специально для них, что они в любое время могут обратиться и будут приняты.

И, возможно, если бы мы не были знакомы на практике с детской психологией, ответ ученого юриста показался бы нам убедительным. Но поскольку мы не первый год работаем с детьми (в том числе получившими психотравму, связанную с насилием), позволим себе усомниться в правильности данного утверждения. Не абстрактные разговоры о «бедных детках», а конкретная практика работы с ними показывает, что когда с ребенком действительно жестоко обращаются, он своих истязателей боится. Ему не то что обратиться в суд – страшно даже какому-то хорошо знакомому взрослому пожаловаться.

А с легкостью (порой даже с удовольствием) жалуются на своих родителей дети-манипуляторы, эгоцентрики, избалованные, распущенные, демонстративные. Встречаются среди них и дети с нешуточными психическими заболеваниями. Например шизофреники, страдающие неадекватным восприятием действительности. В том числе и отношений со взрослыми. Такие дети, особенно если их успели просветить насчет «прав ребенка», болезненно реагируют на любые замечания, считая их насилием над своей личностью. Они охотно шантажируют родителей угрозами уйти из дому, поменять семью и т. п.

«Я пойду искать другую маму!» – уже в три года говорила девочка, недавно попавшая к нам на прием. И действительно шла, не разбирая дороги, а испуганная мать бежала за ней и готова была выполнить любые ее требования. Подчеркнем: это не единичный случай.

Таким детям только ювенальной юстиции не хватает, чтобы уже на законных основаниях помыкать своими близкими.


Права детей и бесправие родителей
Получается, что детям, реально нуждающимся в защите от насилия, ювенальная юстиция будет как мертвому припарки. Где она была в США, когда приемная мать отрезала усыновленному русскому мальчику ухо за то, что он неважно усваивал английское произношение? А когда другие матери убивали детей, сажали их на раскаленную плиту, морили голодом? Процент насилия в американских семьях только растет. А так называемый sexual abuse (сексуальное насилие над детьми) вообще считается на «ювенальном» Западе проблемой номер один. И когда очередная подобная история всплывает на поверхность, оказывается, что родич сожительствует с ребенком уже не один месяц, а то и не один год.

Зато детям-тиранам ювенальная юстиция развяжет руки и тем самым усугубит их психическую деформацию. Да и на нормальных детей, не склонных к сутяжничеству (каковое, кстати, является симптомом серьезных психических нарушений), предоставление права судиться со взрослыми подействует крайне отрицательно. Под влиянием либеральных СМИ авторитет старших и так трещит по швам. В некоторых подростковых журналах даже заведены специальные рубрики, в которых детей инструктируют, как срывать уроки, как доводить «родаков», «пенсов» (пенсионеров) и «преподов».

Еще в 2000 году мы посетили конференцию, посвященную 10-летию принятия Международной конвенции о правах ребенка, и там очень долго, с разных сторон обсуждался вопрос о необходимости ввести во всех российских школах омбудсменов – уполномоченных по правам ребенка, которым дети могли бы «стучать» на учителей. Мы тогда были еще совсем «не в теме» и решили было, что перед нами потенциальные союзники в борьбе со всякими безобразиями в образовании типа секс-просвета, валеологии и т. п. Но заведя об этом речь, были встречены в штыки.

– При чем тут знания, необходимые в наше время?! – возмутилась пожилая правозащитница. – Дети должны грамотно предохранять себя от СПИДа и нежелательной беременности. Омбудсмены занимаются настоящими нарушениями. Например, звенит звонок на перемену – учитель обязан немедленно прервать урок и отпустить детей. Если он задержит их хотя бы на минуту, это грубое нарушение, за которое он должен отвечать. А домашние задания на выходные или на каникулы? Это категорически запрещено! А повышение голоса на учащихся? Да масса всего! Дети должны знать свои права. И развивать правовое сознание, изучать Конвенцию о правах ребенка нужно не со школы, а уже с детского сада. Омбудсмен тут – главный друг ребенка, главный защитник. По существу, главный человек в школе.

А потом в кулуарах одна из старшеклассниц лицея, где уже была экспериментальная должность омбудсмена, шепотом поведала нам, что секс-просвет шел у них беспрепятственно и что девочки сгорали от стыда. Но никто не считал это нарушением их прав. В том числе, и «главный друг детей».

Но, конечно, в еще большей степени ювенальная юстиция коснется семьи. Письменные и устные свидетельства о «цивилизованном мире», который опережает Россию во всем, в том числе в защите детства, доходят до нас давно. Часть из них мы уже приводили в других очерках. Сейчас приведем еще несколько.

Соединенные Штаты Америки. В семье русских эмигрантов обычный бытовой конфликт. Подрастающая дочь требует купить ей очередную модную обновку, а у родителей денежные затруднения. Они пытаются объяснить, что у них большие долги по кредитам. Она не желает слушать, приводит в пример богатых одноклассниц, кричит, наседает на мать, оскорбляет ее… Та хватается за сердце, и отец, испугавшись за жену, берет дочь за руку и выволакивает за дверь. Вот, собственно говоря, и все. Наш непросвещенный родитель вряд ли ограничился бы столь невинной мерой воздействия. Но американский – пуганый – папа даже мысли не допускал о том, чтобы врезать своей распоясавшейся дщери. Однако она все равно посчитала себя оскорбленной и ринулась за поддержкой к соседям. Вскоре они явились в качестве понятых с полицией, на запястьях «отца-насильника» замкнулись наручники, и его препроводили в участок. Матери, задыхающейся от приступа стенокардии, никто и не подумал вызвать «скорую помощь». Правда, в последний момент дочь поступила не так, как ее учили в американской школе. Воспитанная в русской семье, она не сумела полностью «выдавить из себя раба», и когда дело дошло до подписания протокола, отказалась его подписывать. Поэтому отца в тюрьму не посадили и родительских прав не лишили, а после ночи, проведенной в участке, взыскали штраф и сделали строгое предупреждение. Смотри, мол, папаша, в следующий раз так легко не отвертишься.

А вот пример из географически более нам близкой страны. Независимая Латвия, спешащая присоединиться к Евросоюзу. Опять-таки типичная житейская ситуация с нетипичным (пока еще!) концом. Мальчик 12 лет украл зарплату у матери-одиночки и, несколько дней прогуливая школу, просадил ее в компьютерном клубе. Разнервничавшись (ведь жизнь в Латвии сейчас очень дорогая, а помощи ждать было не от кого), мать, еще не вооруженная европейским ювенальным опытом, вооружилась ремнем. Выпороть паренька не удалось, потому что он бегал по квартире и уворачивался. Но на руке у него остался синяк, который и был на следующий день замечен учительницей. Мальчик откровенно во всем признался. В том числе, что побили его за дело. (Он, тоже еще не обученный правам ребенка, был на мать не в претензии.) Но его мнение уже никого не волновало. Представители компетентных органов отправили мальчика прямо из школы в интернат и возбудили дело о лишении матери родительских прав. К тому моменту, как мы узнали эту историю, несчастная женщина уже полтора месяца ежедневно подходила к интернату и, стоя у наглухо запертой двери, тщетно вымаливала хотя бы разрешить ей свидание с сыном.

Ну, а в прессе, которая опять же не успела полностью цивилизоваться и стать монолитной в своих ювенальных приоритетах, велись дебаты: лишить эту женщину родительских прав или на первый раз простить, все-таки она, видимо, любит ребенка, если так воет под дверью. Параллельно в средствах массовой информации звучали призывы, обращенные к сознательным гражданам Латвии, быть бдительными и сообщать обо всех случаях нарушения прав детей по таким-то телефонам.

Зато у канадских или французских граждан сознательность уже на достойном уровне. По свидетельству одной в прошлом московской семьи более или менее нормальное воспитание ребенка в Канаде настолько затруднено ввиду повышенной бдительности соседей и педагогов, что впору стать репатриантами. Бедняги, правда, еще не ведают, что и над их исторической родиной нависла угроза ювенальной юстиции. Не ведают, какие подвижки в данном направлении произошли в последнее время.

В интернете ювенальная юстиция рекламируется уже не только на сайте г-на Зыкова. Есть портал, который так и называется – juvenilejustice. Зайдя на него, можно узнать, что продвижение ювенальных законов происходит не так быстро, как хотелось бы «друзьям детей», но дело все же идет. Уже есть пилотные города: Волгоград, Саратов, Ростов-на-Дону, Таганрог и некоторые другие, где обкатываются новые модели и обобщаются старые результаты. Так, в «Обзорной справке о судебной практике по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних (статьи 150-157 УК РФ), рассмотренные судами Ростовской области», судья Воронова Е. Л., горячая сторонница ювенальной юстиции, приводит дело некоего опекуна Михова И. И., получившего по одной статье шесть месяцев исправительных работ, а по другой – пять (в сумме почти год) за жестокое обращение со своим 11-летним подопечным. В чем же оно заключалось? Цитируем справку: «Выражал словесно и жестами угрозы побоями» (т. е. не бил, а видимо, говорил что-то вроде «ну я тебе сейчас дам!», «смотри, ты у меня получишь!», «что, ремня захотел?» и т. п.), «за незначительные проступки ставил несовершеннолетнего в угол на длительное время», а также «против воли и желания принуждал несовершеннолетнего принимать пищу» (в народе говорят – «пичкал»).

Конечно, мы не знакомы со всеми обстоятельствами дела и, возможно, подсудимый – сущий изверг. Но тогда почему в справке не фигурируют более серьезные вещи, кроме наказания углом, которое, кстати, всегда считалось одним из самых невинных, классических, применяемых даже к малышам? Ну, а обвинение в насильственной кормежке вообще ни в какие ворота не лезет! Ладно бы голодом морил! А тут покупал продукты, готовил, да еще заставлял съесть. Небось еще и криминальные угрозы допускал, типа «пока не съешь, не встанешь из-за стола».

Так что, дорогие читатели, тем, кто имеет детей и пытается их воспитывать, советуем тренировать мышцы. Каторгу осилит накачанный. Православным же родителям, которые приучают детей держать пост, даже не знаем, что посоветовать. Конечно, сейчас у нас на смертную казнь наложен мораторий. Даже для серийных убийц. Педофилов вообще предпочитают не трогать, в крайнем случае, года четыре дают, да и те по амнистии скашивают. Но ведь педофилы детей любят, о чем само слово свидетельствует при буквальном переводе на русский. А тут такое детоненавистничество – лишать ребенка полноценного питания! Боимся, Amnesty International за вас, братья и сестры, вступаться не будет.

Вот и судья Воронова, обозревая процесс над Михневым с ювенальных позиций, недовольна: мало дали. В «Справке» ясно прослеживается требование ужесточить наказание для провинившихся родителей и выносить больше частных определений. Решительней лишать родительских прав. Ведь у нас, в отличие от продвинутых западных стран, пока еще не так легко отобрать ребенка у семьи.

Когда заманивают в западню, всегда стараются чем-то прельстить. Даже реклама ада может быть подана как увлекательное путешествие в теплые края, где – вспоминается лирическая туристская песня – «дым костра создает уют». Так и в истории с ювенальной юстицией: народу не рассказывают, что детям дается возможность сажать родителей за решетку. Это остается за кадром, потому что можно спугнуть – страна-то отсталая, патриархальная, как со вздохом констатирует наша прогрессолюбивая либеральная интеллигенция.

Зато очень убедительно рисуются картины вдумчивого, неспешного суда, который будет вникать во все подробности жизни несовершеннолетних, и пропагандируется квалифицированная работа специальных служб, которые будут осуществлять «программы, проекты и мероприятия медико-социального, психолого-педагогического и реабилитационного характера» (цитируем один из типичных ювенальных документов). То есть, рекламируется разветвленная работа с детьми и подростками группы риска. И это ни у кого возражений не вызывает. «Действительно, пусть детьми занимаются подготовленные специалисты», – думают люди, забывая под воздействием беззастенчивого теле-газетно-журнального вранья, что система работы с трудными детьми у нас существовала давно и, пока сердобольные либералы не принялись ее разрушать, она была поставлена очень даже неплохо. Во всяком случае, если вспомнить евангельский критерий «по плодам их узнаете их» (Мф. 7: 16), урожай нашей отечественной работы с детьми был весьма убедительным. В отличие от «ювенального» Запада, у нас не было подростковой наркомании, детских самоубийств, детско- подростковой проституции, беспризорности, социального сиротства. И вообще, преступность в среде несовершеннолетних не носила массовый характер.

Почему бы не развивать отечественную работу по профилактике и реабилитации девиантных подростков? Зачем свое, плодотворное отвергать, а чужое, причем тлетворное, перенимать? Может быть, хватит многочисленных реформ по рецептам Сороса, который вкупе с другими «дружественными» зарубежными организациями активно продвигает сейчас ювенальную юстицию в России? Может, с нас достаточно реформированного образования, реформированного здравоохранения, «блистательных» реформ в науке и культуре?

Знатоки поспешат нас поправить, напомнив, что в области ювенальной юстиции Россия как раз опережала западные страны. Что ювенальные суды у нас были еще до революции, при царизме. Но, как сказал поэт, «не тот это город, и полночь не та». Не было в царской России поощрения детского доносительства. Как-то даже неловко напоминать нашим либералам, что образ Павлика Морозова был возвеличен вовсе не при царизме. А царевны, ныне причисленные к лику святых, подчинялись родителям, которые заставляли их спать на досках, и не бежали жаловаться придворному омбудсмену (которого, впрочем, и в помине не было).

А главное, весь жизненный контекст был совершенно иным. Кто тогда смел заикаться о приоритете международного права над национальным законодательством? Да и понятия «международного права» не существовало, как не существовало еще ООН и других международных парамасонских организаций. А вопросы морали жестко увязывались с религиозными заповедями. Никому и в голову не приходило требовать легализации содомитских «браков». А сейчас эта «правовая норма» уже принята во многих «развитых» странах и активно пробивается в качестве международной, которую все должны уважать.

Так что, дискутируя о ювенальной юстиции, следует посмотреть на права ребенка именно в сегодняшнем (и завтрашнем) контексте. Имеет право сегодняшний подросток быть гомосексуалистом? Да, имеет, поскольку, благодаря усилиям детолюбов, содомский грех уже считается не только нравственной, но и медицинской нормой. И в этом новом контексте меры будут применяться к родителям, недовольным «ориентацией» сына или дочери. Специально обученные психологи постараются им объяснить, что не ребенка, а их надо лечить. Юристы же могут пригрозить наказанием за психическое насилие.

Кстати, ювенальная юстиция вовсе не препятствует содомитам усыновлять детей и соответственно их воспитывать. Страны Запада одна за другой меняют свое законодательство, разрешая такое усыновление. И даже это рекламируют. К примеру, в телепередачах рассказывается, какая счастливая жизнь у ребенка, имеющего вместо одной – двух мам (лесбиянок) или вместо одного – двух пап. В общем, идиллия Содома.

И наркоманом подросток имеет право быть. У нас ведь сажают не за употребление наркотиков, а за их распространение. Впрочем, если один из главных ювеналов, О. В. Зыков, так любящий западный опыт, добьется свободной продажи «легкой» наркоты, то и за распространение сажать не будут.

И читать непристойные подростковые журналы дети имеют право. Они же издаются специально для этой целевой аудитории, и судьи неоднократно выносили решение о безосновательности родительских протестов против журнала «Cool» и других ему подобных. А компетентные эксперты давали высоконаучные заключения, из которых, как дважды два, следовало, что никакая это не порнография, а совершенно необходимые для современного подростка учебные сведения.

Ну, а настоящий учебный процесс – в стенах школы, психолого-медико-педагогических центров и проч. – вообще станет для родителей неприкосновенным. Уже сейчас, подтверждая необходимость секс-просвета, энтузиасты этого дела апеллируют к положительным отзывам учащихся. Дескать, вам, взрослым, не нравится, а детям нравится! Право на образование – это одно из священнейших прав ребенка.

Мало кто пока знает, какую бомбу подкладывают под нашу систему образования чиновники из Евросоюза, склоняя российское правительство принять так называемую Европейскую социальную хартию. Если она попадется на глаза неискушенному читателю, он (как и в случае с ювенальной юстиции) не найдет в ней ровно ничего предосудительного. Здесь очень пригодилась бы сноровка диссидентствующих интеллигентов советского периода. Они, помнится, славились виртуозным умением читать между строк, выуживая из передовицы газеты «Правда» некие скрываемые от народа сведения. Сообщается, предположим, об очередной встрече в верхах, а наши спецы, заметив, что партийное руководство перечислено немного не в том порядке, с уверенностью предсказывали, кого в ближайшее время снимут. И, как правило, не ошибались.

Вот и для чтения политкорректных глобалистских документов тоже требуется определенный навык, поскольку они написаны в весьма обтекаемой, «амебной» манере. По счастью, к ним обычно прилагаются рекомендации, чтобы профаны не отнеслись к тексту слишком буквально и не ринулись выполнять то, что там написано. Ведь написанное нередко следует понимать с точностью до наоборот. Скажем, когда в 1994 году на Каирской конференции по проблемам народонаселения страны-участницы взяли на себя обязательства охранять репродуктивное здоровье граждан, это означало вовсе не бесплатное лечение бесплодия и пропаганду целомудрия, а бесплатное производство абортов, расширение показаний для стерилизации и школьный секс-просвет.

Так и заявленное в хартии право граждан на защиту здоровья (ст. 11, п. 2) имеет подпункт Е, где разъясняется, что «просвещение в области здравоохранения должно иметь приоритет в политике оздоровления общества. Оно должно обеспечиваться через школу и быть частью учебного плана. В нем должно быть уделено внимание курению, наркотикам, злоупотреблению алкоголем, здоровому питанию и сексуальному просвещению (выделено нами. – И. М., Т. Ш.)». Которое, добавим уже от себя, страшно губительно для детской психики и физического здоровья.

До сих пор «половики» в нашей стране вынуждены отступать, встретив противодействие хотя бы одного родителя, поскольку их внедрение в школы противозаконно. Но если Европейская социальная хартия будет Россией ратифицирована, да еще подкрепится системой ювенальной юстиции, родители уже по закону не смогут воспрепятствовать растлению своих детей.

Молдавия, недавно ратифицировавшая эту хартию, уже вынуждена оправдываться перед евросообществом за то, что она недостаточно резво внедряет у себя секс-просвет. В городских школах он уже есть, а в сельских пока не везде. Непорядок!

В контексте современной жизни ребенок, понятое дело, обладает незыблемым правом играть в компьютерные игры и посещать салоны игровых автоматов. В последние десятилетия «друзья детей» очень постарались сделать это важнейшей частью досуга молодых. И если сейчас российские родители, пекущиеся о здоровье и нравственности своих детей, оберегают их от этого развлечения, то ювенальная юстиция и тут наведет порядок.

Вам не верится? Тогда еще одна история, на сей раз из далекой Австралии. Подросток подал в суд на родителей, которые несколько ограничивали его страсть к компьютерным играм. Суд встал на сторону юного истца и лишил маму с папой родительских прав, передав мальчика в другую семью, которая обещала давать ему играть, сколько влезет.

Ну и конечно, о нормальном образовании в условиях ювенальной юстиции говорить уже не придется. Не секрет, что у очень многих современных детей нет личной мотивации к учебе, и родителям стоит большого труда принудить их хоть как-то заниматься. Ювенальная юстиция и тут будет на стороне ребенка. Не хочет – это его свободный выбор. И чтобы никакого насилия! В западных школах недаром учебу подменили играми. Как охотники обкладывают флажками волков, так обложили там учителей правами ребенка. И учителя уже не имеют возможности реально влиять на учебный процесс. Поэтому приходится делать хорошую мину при плохой игре и фактически превращать классы в игровые комнаты детского сада. Потом, правда, происходит резкая смена декораций в виде экзамена, определяющего (часто на всю жизнь) дальнейшую судьбу ученика. И те, кто все школьные годы при попустительстве взрослых забавлялись на уроках вместо того, чтобы серьезно учиться, остаются у разбитого корыта. Свободный выбор с этого момента весьма ограничен: можно выбирать недорогие продукты, недорогие вещи и развлечения, а также сексуальных партнеров своего уровня. О переходе же на другой, более высокий социальный (и, соответственно, материальный) уровень подавляющее большинство населения «развитых» стран вынуждено позабыть навсегда.

Да, некоторые люди ни при каких обстоятельствах не заражаются дурными примерами и тянутся только к хорошему. Даже в Содоме, как известно, нашлось семейство праведного Лота. Так и при ювенальной юстиции некоторые особо стойкие дети предпочтут храм дискотеке, стихи Пушкина – компьютерным «стрелялкам», почтительное отношение к старшим – ненаказуемому своеволию и хамству. Кто-то, наверное, даже не променяет учебу на всячески пропагандируемые утехи свободной любви. Но не надо обольщаться: таких «комсомольцев-добровольцев» будут единицы. Работая с проблемными детьми, мы видим, что и в православных семьях родители вынуждены порой употреблять титанические усилия для ограждения детей от вредных воздействий мира сего. При такой свободной пропаганде греха, как сейчас, очень многие дети не видят в дурном ничего дурного. А если и видят, то все равно тянутся к нему и восстают против родителей, которые этой тяге мешают. Не стоит утешать себя мыслью, что уж ваш-то ребенок непременно уцелеет посреди грядущего Содома. Юные существа мало способны к самостоянию. К упрямству, своеволию, демонстративному негативизму – да, но к проявлению позитивной воли – не очень. Дети, особенно современные, повышенно внушаемы, а дух нынешнего времени активно располагает к безобразию. Словом, при торжестве ювенальной юстиции, фактически отменяющей родительское руководство, вероятность благоприятного исхода настолько мала, что ею, как говорят в науке, можно пренебречь.

Поборники ювенальной юстиции воздействуют на общественное мнение еще одним «ломовым» аргументом: ювенальные суды будут гораздо более внимательны и гуманны при рассмотрении дел несовершеннолетних преступников. Но об этом в следующей части.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

От марксизма-ленинизма до ювеналки

Сообщение admin » 29 янв 2010, 09:17

В РГСУ, бывшей Высшей партийной школе, открыта кафедра ювенальной юстиции …
Решением Ученого совета Российского государственного социального университета (РГСУ) от 13 января сего года, в университете создается кафедра ювенальной юстиции, сообщает сайт РГСУ.

Как подчеркнула проректор по управлению качеством социального образования и учебной воспитательной работе Лидия Федякина, "ювенальная юстиция способна создать оптимальные условия для осуществления судопроизводства в отношении несовершеннолетних". Кроме того, считает она, это возможность профилактики правонарушений среди детей и подростков, помощь детям, оказавшимся в трудной ситуации.

"Эффективное применение воспитательных, реабилитационных мер в отношении ребенка возможно только при тесном взаимодействии с судом и соответствующими службами, в первую очередь социальными", - безапелляционно утверждает сайт РГСУ.

"Разбирая дела в отношении правонарушений, совершенных несовершеннолетними, суд должен рассматривать ребенка не как объект репрессий, а как субъект реабилитации", - отметила Л.Федякина.

"Четкое оформление школы ювенальной юстиции продиктовано уникальным взаимодействием юридических наук и социального образования в стенах нашего университета. На кафедре ювенальной юстиции и педагогики будет осуществляться подготовка кадров по направлениям организация работы с молодежью, социальная работа. Планируется разработка концепций ювенальной юстиции РФ, участие в разработке нормативно-правовой базы, а также реабилитационных, научно-методических и консультативных центров ювенальной юстиции", - сообщает сайт вуза.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 10 июл 2010, 09:46

Финляндия и русские матери

Суд финского города Вантаа отнял детей у россиянки Гулмиры Хейккинен. Сын и дочь женщины по решению органов соцопеки в последнее время находились в приюте. Отец детей заявлял, что мать избивает их и хочет увезти в Россию

Москва. 9 июля. INTERFAX.RU - В Финляндии продолжают обижать российских матерей. Сегодня настала очередь Гулмиры Хейккинен, которую суд финского города Вантаа лишил прав на опекунство своих детей и передал их отцу, бывшему мужу женщины. "Они отняли у меня детей и передали ему, хотя он совсем за ними не ухаживал", - сообщила "Интерфаксу" г-жа Хейккинен о принятом в пятницу решении суда. "У суда не было никаких доказательств моего якобы плохого обращения с детьми, не было ни одного свидетеля. Не было ни одного медицинского показания. Наоборот, все свидетели на суде выступили в мою защиту", - подчеркнула россиянка.
Ранее она отметила, что среди задававшихся ей и ее свидетелям вопросов постоянно сквозила тема возможного вывоза детей в Россию. "Никто не смог подтвердить заявления моего бывшего мужа, что я избивала детей или когда-либо говорила о намерении вывезти их в Россию. Наоборот, они называли эти утверждения нелепыми", - отметила Хейккинен.
"Я все время воспитывала детей, и ко мне не было никаких претензий. Я работаю, бывший муж - безработный, и как он может содержать их, не понимаю. Я не могу понять, что за игра идет. Это беспредел только потому, что я - гражданка России. Это ненависть к русским", - считает россиянка. Она сказала, что "органы социальной опеки, по решению которых дети около полугода находились в приюте, так и не смогли четко объяснить, на каком основании они отобрали у меня детей". "Говорили только о моем разводе с мужем и тоже повторяли россказни о намерении вывезти детей, но разве это может быть основанием?" – недоумевает Хейккинен. Она заявила, что намерена оспаривать решение суда. Ранее Хейккинен сообщила "Интерфаксу", что, согласно решению органов соцопеки и по настоянию отца, ее дети 10-летний Илари и 8-летняя Санна с апреля по октябрь 2009 года находились в приюте.
Основанием для изъятия детей у Хейккинен стал развод с мужем, который заявил органам соцопеки, что мать избивает детей и хочет уехать в Россию и забрать их с собой. После пребывания в приюте дети были отданы отцу. "Это были абсолютно абсурдные обвинения. Дети были обследованы врачом, который дал официальное заключение, что на теле детей не обнаружено никаких следов насилия. Был только синяк на ноге мальчика, как подтвердил врач, от игры в футбол. Главным доводом стали его (отца - ИФ) слова, что я якобы хочу вывезти детей за границу, в Россию", - отметила она.
В последнее время в Финляндии не утихают скандалы из-за детей, рожденных в смешанных браках. Так, у россиянки Инги Рантала был отобран 7-летний сын Роберт из-за того, что мать якобы шлепнула его. Ребенок рассказал в школе, что родители могут забрать его в Россию. Врачи факта рукоприкладства не зафиксировали. Вопросом занимался детский омбудсмен Павел Астахов, который смог добиться, чтобы ребенка оставили в семье под контролем соцработников. Вместе с тем скоро состоится суд над г-жой Рантала.
Не утихает скандал вокруг дела Риммы Салонен, которую обвинили в краже собственного ребенка и вывозе его после развода в Россию. Ее бывший муж Пааво Салонен выкрал 7 летнего Антона и с помощью финского дипломата вывез мальчика из России в багажнике дипломатической машины в Финляндию. Cовет по делам социальной защиты финского города Кокемяки запретил Антону разговаривать на русском языке. По словам правозащитника Йохана Бекмана, мальчику также запретили молиться на русском языке, креститься, носить православный нательный крестик, "и вообще все, что связано с православной верой".
Отобрали 8-летнюю дочь и у россиянки Валентины Путконен за то, что она запретила ребенку есть конфеты перед обедом и отвела в душ вымыть руки. По словам г-жи Путконен, девочка по совету бывшего мужа Валентины позвонила в органы соцопеки, после чего ее отобрали от матери и решили отправить к отцу, финскому бизнесмену, работающему сейчас в России.
На днях парламент Петербурга и МВД Финляндии договорились о создании специальной рабочей комиссии, которая займется проблемами детей в смешанных семьях, сообщил "Интерфаксу" председатель комитета по законодательству городского парламента Виталий Милонов. Он подчеркнул, что такая договоренность была достигнута в ходе его встречи накануне в Хельсинки с министром внутренних дел Финляндии Астрид Торц. Предполагается, что в состав комиссии войдут представители общественных организаций двух стран. "Наверное, уже на текущей неделе мы будем формировать состав комиссии с нашей стороны, куда будет приглашена, в частности, уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова", - сказал Милонов. Он подчеркнул, что с финской стороны в комиссию войдут представители так называемого "Профсоюза детей" и других общественных организаций.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 10 июл 2010, 09:47

«Ювенальной юстиции с человеческим лицом не бывает»

«Я предполагаю, что даже этот страшный случай с русской женщиной в Финляндии, к сожалению, не способен стать предостережением для наших властей, которые стремятся навязать России ювенальную юстицию. Дело в том, что предостережений уже было предостаточно. Российские лоббисты ювенальной юстиции, когда им приводишь ужасающие примеры действия этой системы на Западе, говорят, что в России ювенальная юстиция будет действовать иначе, чем на Западе, что она будет направлена на оказание помощи семье и т.д. Их увещевания похожи на лукавство. Почему-то российские лоббисты ювенальной юстиции устраивают круглые столы с канадцами, французами. Недавно я была в Чувашии, там мне сообщили, что судей для грядущей ювенальной юстиции только что подготовили во Франции. На слушаниях в Госдуме, которые были посвящены ювенальной юстиции, почему-то присутствовали представители UNICEF, других международных организаций, поразительно, но на этих слушаниях был даже сотрудник Министерства юстиции США. Когда Мизулина на этих слушаниях заявила о том, что России не нужны ювенальные суды, что Россия заимствует только ювенальные технологии, западный лоббист ювенальной юстиции, выйдя на трибуну, сделал предположение о том, что его российские коллеги, вероятно, не совсем понимают, о чем идет речь. По его словам, из ювенальной юстиции нельзя что-то взять, а что-то проигнорировать, поскольку она является целой системой, которую надо принимать полностью», - заявила в интервью "Русской линии" крупнейший специалист по ювенальной юстиции, директор Института демографической безопасности, психолог, член Союза писателей России Ирина Медведева в связи с решением органов соцопеки Финляндии лишить россиянку Ингу Ранталу и ее супруга-финна родительских прав в отношении их семилетнего сына Роберта.
Как сообщает РИА Новости, 2 марта состоялась встреча представителей соцопеки с родителями Роберта, который был помещен финскими органами соцопеки в приют города Турку. Представители органов соцопеки заявили, что собираются навсегда забрать ребенка у родителей, и передали дело в суд, сообщил агентству представитель россиянки Йохан Бекман. "Через 6-7 месяцев будет суд, и потом они навсегда потеряют родительские права. До этого ребенок будет жить в приюте. Он не имеет права разговаривать на русском языке с матерью и не имеет права ходить в школу", - сказал он.
Органы соцопеки, по его словам, на встрече предоставили дополнительные материалы против россиянки, в частности, в документах говорится о том, что "родители дрались и поссорились три раза в течение последнего года". По словам Бекмана, в материалах нет доказательств каких-либо тяжких проступков родителей.
Отметим, что ранее против Инги Рантала было возбуждено уголовное дело по статье "мелкое избиение". Ее обвиняют в том, что она якобы шлепнула своего ребенка. В воскресенье Инга Рантала встретилась с сыном в присутствии шестерых соцработников. Как сообщил представитель россиянки Йохан Бекман, встреча длилась два часа, матери и сыну запретили разговаривать на русском языке.
Уполномоченный при Президенте России по правам ребенка Павел Астахов, который, как известно, занимает двусмысленную позицию относительно ювенальной юстиции, направил своему финскому коллеге Марии Кайса Аула письмо с просьбой провести расследование обстоятельств изъятия у россиянки Инги Рантала сына Роберта, который был помещен финскими органами соцопеки в приют города Турку, и способствовать возвращению ребенка в семью, сообщает в понедельник пресс-служба омбудсмена. "Мое обращение к Вам продиктовано ситуацией, сложившейся с маленьким мальчиком Робертом Рантала, судьба которого теперь полностью зависит от решения финских властей. Я пытался найти в законодательстве Финляндии оправдание для такого решения муниципальных органов социальной опеки, но остаюсь на позиции Конвенции ООН о правах ребенка", - говорится в письме Астахова. Он отмечает, что статья 3 Конвенции гласит, что во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами соцобеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.
"Вы, как детский омбудсмен и как мама, согласитесь со мной, что при принятии решений в отношении ребенка необходимо обеспечивать ему такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимать во внимание права и обязанности его родителей", - заявил Астахов. По его мнению, действия органов опеки по изъятию ребенка из семьи являются поспешными, а ситуация в семье Роберта Рантала - не достаточно изученной. "Отсутствие реальных доказательств и явных признаков существования угрозы насилия привели к тому, что ребенок оказался лишенным семейного окружения, заботы и внимания своих родителей, что противоречит статье 9 Конвенции ООН о правах ребенка. Считаю, что ребенок не должен разлучаться со своими родителями, если такое разлучение противоречит его наилучшим интересам", - отмечается в письме.
"Думаю, что разумно дать семье право для воссоединения и оказать ей психологическую и социальную помощь", - справедливо считает П.Астахов.
Мать Инги Рантала Людмила Войкова обратилась к Президенту России Дмитрию Медведеву и премьер-министру Владимиру Путину с просьбой вмешаться в ситуацию вокруг семьи ее дочери и вернуть ее внука Роберта. Об этом она сообщила в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Она обвинила финские власти в неприязни к русскому народу.
«Некоторые люди наивно полагают, что есть ювенальная юстиция с человеческим лицом, и что именно такую ювенальную юстицию нам предлагают, - продолжила свой комментарий Ирина Медведева. - Я не знаю ни одного примера ювенальной юстиции с человеческим лицом, а я изучаю ювенальную юстицию достаточно давно. Поэтому я с полной уверенностью могу заявить, что ювенальной юстиции с человеческим лицом не бывает. Честно говоря, я считаю, что в лице ювенальной юстиции мы имеем дело с современным фашизмом. Почему-то многие наши граждане ассоциируют фашизм исключительно с Гитлером, коричневыми рубашками, газовыми камерами, свастикой и т.д. Такое представление неверно. Это всего лишь одно из разновидностей фашизма. Фашизм - это идеология, сущность которой заключается в том, что некая группа людей, возомнивших о себе, что они сверхлюди, вторгается в компетенцию не человеческую, а Божественную, и решает, как будто она Бог: кому рожать, а кому не рожать, кто имеет право заводить семью, а кто не имеет такого права, кто имеет право быть родителем, а кто не имеет. Что это, как не фашизм? Поэтому я считаю, что ювенальная юстиция - это в чистом виде фашизм».

Ирина Медведева

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 10 июл 2010, 09:53

Кого защищают социальные службы?
О произволе социальных служб в Израиле (видео)
http://www.zman.com/video/2010/04/15/19409.html

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 10 окт 2010, 07:40

США: порочный бизнес «Службы защиты детей»

Ниже мы публикуем важное свидетельство того, как система «защиты прав детей» функционирует в США, стране, где она существует давно и «успешно». Автор этого текста, сенатор Генеральной Ассамблеи (парламента) американского штата Джорджия Нэнси Шэфер, провела свое расследование и опубликовала его результаты в 2007 г. По ее собственным словам, оно стоило ей сенаторского кресла. В дальнейшем она продолжала информировать американскую и мировую общественность о порочной сути американских «Служб защиты детей». В своих выступлениях госпожа Шэфер сообщала общественности о вскрытых ею фактах связи деятельности «Служб защиты детей» с нелегальной торговлей людьми, сексуальной эксплуатацией детей и другими преступлениями.
В марте 2010 Нэнси Шэфер и ее муж были найдены застреленными в своем доме. По официальной версии, муж госпожи Шэфер, якобы страдавший раком в терминальной стадии, убил свою жену и застрелился сам, оставив предсмертную записку. Однако проведенное расследование не нашло никаких доказательств того, что покойный был действительно болен.
Мы сочли нужным перевести и опубликовать это свидетельство, потому что уже существующая практика разрушения семей в России очень схожа с существующей в США, и в ней заметны все основные тенденции, отмеченные госпожой Шэфер: фактическая бесконтрольность соответствующих служб, беззащитность семей, особенно малоимущих, при столкновении с их представителями, и, самое важное, отсутствие у работников этих служб реальных стимулов стараться возвратить ребенка в семью. Налицо и первые испытания на практике «бонусной» системы – скажем, в некоторых регионах, за выявление «семьи, находящейся в социально опасном положении» социальный работник получает конкретные деньги. Вполне очевидно, что подобная практика порочна и неизбежно ведет к коррупции и злоупотреблениям. А по информации, полученной в 2008 г. от московской городской администрации, на содержание одного ребенка в детском доме в Москве уже тогда выделялось 480-605 тыс. рублей в год (40-50 тыс. рублей в месяц). Немалые деньги. Люди и ради меньших денег нередко шли даже на убийство…
Порочный бизнес «Службы защиты детей»

Доклад Нэнси Шэфер, Сенатора Генеральной Ассамблеи штата Джорджия от 50-го избирательного округа (16 ноября 2007 г.)
(выдержки)

Изучив около 300 дел со всего штата, я пришла к убеждению, что система [«Служб защиты детей»] никому не подотчетна и неподконтрольна.
Я сделала следующие выводы:
Что бедные родители часто становятся жертвами и у них отнимают детей, потому что у них нет средств, чтобы нанять юристов и бороться с системой. То, что человек беден, не означает, что он не может быть хорошим родителем, не любит своих детей, что у него надо отобрать детей и отдать чужим людям.
Что все родители могут совершать ошибки, и что совершенная ошибка не означает, что детей в каждом случае следует забрать из дома. Даже несовершенный дом – это дом; это самое безопасное место для ребенка, место, где он или она хочет находиться – со своей семьей.
Что система бессердечно требует от родителей посещать курсы по воспитанию, по управлению гневом, сеансы терапии и консультирования, и т.д. и т.п., даже когда люди работают, а их дети отобраны у них. Этот процесс может занимать месяцы и годы. Он наносит огромный эмоциональный вред как родителям, так и детям. Родители становятся жертвой «системы», которая получает материальную выгоду, удерживая детей дольше, и «бонусы», не возвращая их.
Что работники службы и социальные работники часто виновны в обмане. Они скрывают факты и доказательства. Они фабрикуют доказательства и ищут возможности лишить людей родительских прав. Однако, когда в их адрес выдвигаются обвинения, этим обвинениям не уделяют внимания.
Что разделение семей становится бизнесом, потому что местные власти привыкли использовать деньги налогоплательщиков для укрепления своих постоянно увеличивающихся бюджетов.
Что «Служба Защиты Детей» и ювенальные суды всегда могут прятаться за нормами права о конфиденциальности дела, чтобы защищать свои решения и продолжать получать деньги. Их записи должны быть открытыми и находиться под судебным контролем! Важно видеть, кто получает деньги! Это госслужащие, юристы, судебные следователи, служащие суда и судьи. Это психологи, психиатры, консультанты, врачи, приемные родители и опекуны и т.д. и т.п. Все они нуждаются в детях, находящихся на попечении государства, чтобы иметь надежную работу. Родители не понимают, что социальные работники скрепляют все эту «систему», дающую финансовые средства судам, адвокатам по правам детей и многим другим людям, включая юристов «Службы защиты детей».
Что Закон об усыновлении и безопасной семье, принятый Президентом Биллом Клинтоном, обеспечивает денежные «бонусы» штатам за каждого ребенка, помещенного под опеку, которого усыновляют. Чтобы получать эти «усыновительные бонусы» местным службам защиты детей нужно больше детей. Фактически, они продают детей – и нужно, чтобы покупатель имел, из кого выбирать. Известно, что в некоторых округах за каждого усыновленного ребенка полагается бонус в 4.000 долларов и дополнительный бонус в 2.000 долларов за ребенка с «особыми потребностями». Служащие трудятся для того, чтобы федеральные деньги продолжали поступать.
Что возможно дополнительное умножение этих денежных поступлений. Финансирование продолжается, пока ребенок находится вне дома. Когда взятый на попечение государства ребенок помещается в новую семью, могут быть получены «бонусные средства за усыновление». Когда ребенок помещается в психиатрическую больницу и получает по 16 различных медикаментов каждый день, как это было в изученном мной случае с двумя детьми, количество получаемых денег возрастает.
Что не существует финансовых ресурсов и реального мотива для того, чтобы воссоединить семью и помочь ей сохранить целостность.
Что исчезли какие-либо стимулы для того, чтобы социальные работники возвращали детей в семью как можно быстрее. Кто же в «Службах защиты детей» выйдет вперед, чтобы сказать: «Это надо прекратить!»? Никто, потому все в системе поддерживают друг друга, а жертвами этой системы без единого руководства и ясных правил всегда становятся дети. И это расточительство правительства вынуждены оплачивать налогоплательщики!
Что «внутренние руководства» в этих службах всегда рассматриваются как «высшая норма». При этом они очень велики по объему, плохо написаны и не учитывают нормы закона.
Что если бы жизнь детей улучшалась в результате удаления их из дома, потребность в «Службах защиты детей» могла бы быть больше. Однако сегодня дети не всегда попадают в более безопасную среду. Мне известно о детях, которые подверглись насилию и забеременели, находясь у опекунов, а глава Ассоциации приемных родителей моего избирательного округа недавно был арестован за сексуальное насилие над детьми.
Что некоторым родителям даже говорят, что, если они хотят увидеть своих детей или внуков, они должны развестись. Многие, чтобы удостоиться такой привилегии решили, что у них нет выбора, развелись, но продолжают жить вместе. Такая политика является антисемейной, однако родители делают все что угодно, лишь бы детей вернули домой.
Следует добавить, что с отцами (не приемными) часто обращаются как с преступниками, не давая им доступа к собственным детям, но заставляя выплачивать огромные средства на их содержание, и это просто вытягивает из них жизнь.
Что Закон о правах приемных родителей не содержит указание на то, что они должны заботиться о ребенке только пока он не сможет вернуться домой. Многие приемные родители сегодня используют этот закон и нанимают юриста, чтобы усыновить ребенка в ситуации, когда у него есть настоящие родители, отчаянно пытающиеся вернуть ребенка домой из недр этой системы.
Что для того, чтобы поддерживать на плаву эту гигантскую систему, используются деньги налогоплательщиков, и при этом жертвы – родители, дедушки и бабушки, законные опекуны и, прежде всего, дети – расплачиваются за работу этой системы.
Что дедушки и бабушки со всего штата Джорджия пытаются получить опеку над своими внуками. Службы утверждают, что опека предлагалась родственникам, но в ряде случаев имеются доказательства того, что это неправда. Потеряв своих внуков, дедушки и бабушки потеряли свои плоть и кровь. Дети утрачивают семейные корни, а дедушки, бабушки и родители теряют всякую связь со своими детьми.
Что, по данным отчета «Национального Центра по вопросам насилия над детьми и пренебрежению ими» за 1998 год, дети, помещенные государством под опеку, гибнут в шесть раз чаще, чем дети в целом по стране и, будучи официально помещены в «безопасные условия», они оказываются в куда большей опасности стать жертвами насилия, в том числе сексуального, чем до этого.
Что, согласно выводам Калифорнийской Малой Комиссии Гувера (общественно-государственная комиссия по изучению действий государственных властей – прим. перев.) от 2003 г., от 30 до 70 процентов детей в калифорнийских детских приютах не должны там находиться и не должны были забираться из дома.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 06 ноя 2010, 00:26

Империя опеки наносит ответный удар: размышления об октябрьских изъятиях детей

Госдума отклонила во втором чтении проект закона «О ювенальных судах для несовершеннолетних». Граждане вздохнули с облегчением – им показалось, что теперь-то можно будет вздохнуть спокойно и наконец-то вернуться к нормальной жизни, перестав каждый день ожидать очередного грома с неба. Но не тут-то было. Весь октябрь прошел под флагом новых и новых изъятий, сообщения о которых посыпались в прессе, как из рога изобилия.
А если предположить, что случаи, предающиеся огласке, это только незначительная часть от общего количества случаев изъятия – то можно смело умножать количество известных ситуаций на 5 (а то и 10). И это только за один октябрь!
6 октября происходит изъятие из семьи Г. Б. в Петербурге (с этой семьей работали наши волонтеры). Пока мама была в больнице с приболевшим грудничком, в квартиру, где с двумя младшими детьми, В. и Т. (мальчик и девочка), оставались старшие, и не маленькие – совершеннолетний С., 17-летний К., 12-летняя О., пришли сотрудники опеки и потребовали отдать детей. Старший, С., который и открыл дверь (несмотря на протесты младших детей) отказался отдать братьев и сестер и потребовал сотрудников ООиП уйти из дома. Тогда сотрудники опеки вызвали наряд милиции. С. убегает из дома, чтобы не попасть в отделение. Сотрудницы опеки приказывают оставшимся детям собираться в больницу. К. удается убежать, О. едет в больницу с малышами. Изъятые дети помещаются в детскую больницу по акту, как «безнадзорные» (по нашему мнению, поскольку дети не были без надзора, речь вполне может идти о служебном подлоге со стороны сотрудников ООиП). Мать к ним не пускают (в нарушение норм Семейного Кодекса РФ). Ситуация не попадает в прессу из-за нежелания матери общаться с журналистами.
15 октября случай изъятия происходит в пос. Котельский Кингиссепского р-на Ленобласти. Ситуация аналогичная: четверо детей (старшему 11) были оставлены матерью, которой нужно было на несколько дел уехать в Санкт-Петербург по делам, под присмотром 15-летней дочери соседей. Через пару дней соседи обращаются в опеку, те сдают детей в больницу по акту как «безнадзорных». Мать к ним, опять-таки, не пускают.
26 октября Приморский суд Санкт-Петербурга принимает решение о частичном ограничении в правах многодетной матери Ирины Садовниковой, у который отобраны 6-ро младших детей за неуплату задолженности по квартирной плате и в связи с жалобами соседей на ненадлежащее воспитание.
30 октября во Владимире разгорается скандал в связи с помещением в детский дом двух мальчиков-близнецов, сыновей семьи Галактионовых из г. Владимира. Опека утверждает, что дети переданы в государственное учреждение добровольно, родители утверждают, что решение было принято под давлением сотрудников опеки, которые угрожали им лишением родительских прав. Причиной претензий опеки к семье были плохие жилищные условия – проживание с двумя детьми в 11-метровой комнате.
Наконец, самый последний случай изъятия – московский, где у семьи Кузнецовых было изъято 5-ро детей, из которых старшему 12 лет, младшему – 3 года. При изъятии мать угрозами лишения родительских прав вынудили подписать согласие на добровольную опеку детей. Причина изъятия – антисанитария в квартире. Силами добровольцев ведется ремонт с целью добиться возврата детей через выполнения требований опеки.
Что мы можем сказать по поводу этих эпизодов? Можно ли увидеть в них какие-то общие тенденции? Безусловно.
Во-первых, в 4 случаях из 5 речь идет о многодетных семьях (4 и более детей).
Во-вторых, в большинстве случаев фигурируют неполные семьи с одним родителем-матерью.
В-третьих, в большинстве случаев это бедные семьи, в которых доход на одного члена семьи невысок (хватает только на еду).
В-третьих, все без исключения случаи, так или иначе, связаны с недвижимостью: с задолженностью по квартплате – 3 случая из 5; с очередью на получение квартиры или получение жилищной субсидии – 2 из 5; с плохими жилищными условиями (недостаточность площади или необходимость ремонта).
В-четвертых, в 3-х случаях из 5 фигурируют истории с «добровольным» согласием на временное пребывание детей вне семьи (тут уместно вспомнить старую поговорку о том, что ничто не бывает таким постоянным, как временное).
В-пятых, в 2-х случаях из 5 дети изымались из семьи по акту, как «безнадзорные» (несмотря на то, что в действительности надзор за ними осуществлялся).
В-шестых, во всех эпизодах все родители без исключения пасуют перед представителями органов опеки, поддаются на их уговоры и шантаж, открывают им дверь – в общем, ведут себя виктимно (т.е., как жертвы), не пытаются отстаивать свои права, сопротивляться.
В-седьмых, при изъятии детей семьи лишаются связанных с ними выплат и пособий, т.к. дети переводятся на гособеспечение, а также ранее занимаемых мест в очереди за получение жилья (эпизод с Галактионовыми).
Какие из всего вышесказанного можно сделать выводы?
Вывод 1-й: для своих атак сотрудники опеки специально выбирают семьи, в которых ситуация весьма неоднозначна с обывательской точки зрения: бедность, скученность, отсутствие условий для комфортного проживания и развития способностей детей и т.д.
Между тем, история свидетельствует, что социальные условия никогда в истории не были причиной для отказа от рождения и воспитания детей. Человек – очень сложное и адаптивное существо, и среди «надлежащих условий для воспитания» во все времена выделялось лишь одно – наличие семьи и крыши над головой. Все остальное всегда признавалось относительным: и бедность, и стесненные обстоятельства ничуть не мешали родителям из социальных низов общества воспитывать достойных его членов.
Следовательно, совершенно неправильно признавать правомочность действий сотрудников опеки только на основании возникших в самые последние годы искусственных стандартов «качества жизни». Эти стандарты и надлежащее воспитание детей, как правило, очень мало связаны друг с другом – обеспеченные семьи, в которых созданы все условия для жизни единственного ребенка, не столь уж редко сталкиваются с асоциальным поведением своих чад.
Вывод 2-й: большая часть эпизодов связана с жилищными проблемами или претензиями потерпевших, а также материальными претензиями иного плана (госсубсидии, доплаты, льготы и т.д. в связи с многодетностью).
Это значит, что сотрудники ЖКС и органы опеки, судя по всему, работали в этих ситуациях сообща, и то, чем они сейчас занимаются – а именно, изъятие детей с требованиями оплатить задолженность, сделать ремонт (на собственные средства, разумеется!), решить жилищные проблемы (неизвестно каким образом, только без участия соцслужб) – это все, по большому счету, может оцениваться как разновидности рэкета. Из этого следует несколько выводов, совершенно очевидных:
Многодетным семьям следует быть очень аккуратными при оплате своего жилья, чтобы не попадать в группу риска. При этом не следует создавать «замкнутый круг» – то есть, не нужно обращаться в социальные службы за помощью в оплате услуг ЖКХ – этим вы сами на себя делаете донос.
Равным образом, прошли те времена, когда многодетным семьям делали ремонт за счет государства. Памятуя советские времена, многие многодетные семьи и сегодня пытаются получить такую услугу от сотрудников соцслужб – чем сами подвергают себя опасности. С необходимость ухаживать за своей квартирой нужно в ближайшее время пытаться справляться самим, при помощи близких друзей и родственников.
Часть случаев изъятия связана с семейными спорами, вызванными проживанием многочисленных родственников на одной территории. Сейчас враждующая сторона зачастую находит поддержку в лице ООиП и обращается к ним за помощью: в самом деле, нет детей – нет претензий на лучшие жилищные условия. То же в случае с очередью на улучшение жилищных условий (случай Галактионовых): нет детей – незачем улучшать жилищные условия. Следовательно, находясь в «зоне риска», нужно стараться поддерживать хорошие отношения с соседями и родственниками, живущими вместе с Вами.
Вывод 3-й: создается впечатление, что сотрудники ООиП внимательно следят за своими «жертвами» («пасут» их), специально выбирая время и место, когда нанести удар: их визиты приходятся либо на моменты отсутствия родителей (чтобы изъять детей по акту, как «безнадзорных»), либо просто на неподходящий момент, чтобы смутить, выбить из колеи и под давлением добиться «добровольного» согласия на временное помещение детей в приют.
Часто происходят ситуации, когда сотрудники ООиП начинают «работать» с родителями, добиваясь оформления добровольного согласия на помещение детей в приют либо фактическим шантажом (не отдадите на время в приют – лишим прав и отберем насовсем), либо уговорами (отдайте детей в приют, им там будет лучше – что они у вас живут друг у друга на голове, что вы можете им дать). В условиях постоянного прессинга сомневаться в своей правоте начинают даже самые стойкие родители…
Между прочим, заметим, что такие действия сотрудников опеки и социальных служб прямо противоречат принципам российского законодательства, провозглашающего принцип защиты семьи и приоритетность семейного воспитания детей. Социальные службы должны укреплять семейные связи, отношения между родителями и детьми, а не ослаблять их, подвергая их угрозе, без всякой реальной необходимости.
Вывод 4-й: сотрудники ООиП полностью уверены в своей безнаказанности и не боятся явным образом нарушать закон, если это нужно для исполнения их планов.
Они уверены, что делают благое дело – устраивают детей в новые, благоустроенные детдома, где о них прекрасно позаботятся специалисты, возвращают долги по квартплате, добиваются ремонта квартир и т.п. А цена всех этих «мероприятий» – развал и разорение семьи, боль и горе матерей и детей, разлученных друг с другом. В частности, в случае с семьей Г. Б., дети были изъяты как «безнадзорные», несмотря на то, что за ними явным образом осуществляли надзор старшие дети, включая совершеннолетнего С., причем старшая, 12-летняя девочка, до сих пор удерживается в приюте на непонятных основаниях, а двух младших вернули только после вмешательства Уполномоченной по правам ребенка в Санкт-Петербурге С. Агапитовой. Детей Г. в ее отсутствие «выписали» из соцприюта и отправили в больницу – несмотря на то, что она не лишена родительских прав, не ограничена в них и остается их законным представителем. Кроме того, органы опеки уверены, что жертвы будут молчать и запугивают их, чтобы те не обращались в СМИ и к журналистам. А что касается обращения в суд, в прокуратуру и в правоохранительные органы – об этом несчастные родители думают в последнюю очередь или не думают вообще – ввиду своей крайней юридической безграмотности и той же бедности (поскольку уверены, что обращение к юристам будет стоить им денег, которых и так нет).
Таким образом, создается впечатление, что мы имеем дело не просто с рядом отдельных, не связанных друг с другом эпизодов – а с целым наступлением по довольно четко обозначенному фронту; наступлением, имеющим определенный план, цели, стратегию и тактику. По сути, мы имеем дело с чем-то, подозрительно напоминающим структуру организованной преступности – только под «крышей» муниципального органа исполнительной власти.
Что же в этой связи стоит делать законопослушным гражданам, особенно входящим в группу риска?
Помнить, что семья – это главная ценность в жизни и не поддаваться на провокации сотрудников ООиП, расписывающие прелести проживания в детских домах и приютах.
Постараться всеми силами привести в порядок свои финансовые дела: ликвидировать задолженности по квартплате и другие задолженности – например, по кредиту в банке). «Внешние задолженности» семьи могут стать причиной использования ООиП и шантажа детьми для «выбивания долгов».
По возможности, урегулировать конфликтные отношения с родственниками и соседями.
По возможности, сделать хотя бы минимальный косметический ремонт в доме и поддерживать в нем хотя бы элементарный порядок.
Не открывать двери перед сотрудниками опеки и, в особенности, приучить детей к тому, чтобы они не открывали двери никому, кроме родителей или знакомых взрослых. Помните, что вы имеете конституционное право на неприкосновенность жилища и ООиП не имеют права по первому требованию входить в ваш дом. При этом не поддавайтесь на провокации и ведите себя вежливо.
Не поддаваться незаконному давлению и не подписывать бумаг на временное помещение детей в те или иные учреждения, временное нахождение их вне семьи. Угрозы лишения родительских прав со стороны сотрудников ООиП – чаще всего, не более, чем неправомерный шантаж. Лишение родительских прав – сложная процедура, требующая, помимо прочего, доказательств виновного поведения родителей. Если бы ООиП имели право изъять у Вас детей по закону, они не стали бы просить Вашего добровольного согласия.
Если изъятие произошло, по нашему мнению, дело следует предавать немедленной огласке – писать и звонить в СМИ, привлекать общественные организации, местных муниципальных и региональных депутатов, при нарушении Ваших прав обращаться в суд, прокуратуру или обрнадзор. Если вы сами этого не умеете – обратитесь за помощью через Интернет, она обязательно будет оказана. Не молчите! Пока вы немы – вы беззащитная жертва. Когда вы заговорили – вы стали опасны, от вас могут отстать хотя бы из нежелания иметь лишние проблемы. Используйте закон. Чем больше людей дают давить на себя и молча остаются в положении запуганной жертвы – тем больше и чаще будут нарушать закон конкретные чиновники, чувствуя свою безнаказанность.
Что делать тем, кто стал свидетелем незаконных действий ООиП?
Предать дело огласке – через Интернет или через СМИ.
Попробовать собрать волонтеров на помощь семье, попавшей в беду, обратиться за помощью в общественные организации, занимающиеся такими вопросами.
Оказать семье моральную поддержку – хотя бы удаленно, через тот же Интернет: писать комментарии в защиту разлученных родителей и детей, пресекать попытки организованной травли жертв сотрудников ООиП.
В случае, если у Вас достаточно фактов и сведений – обратиться с заявлением о нарушении прав семьи в прокуратуру и другие ответственные инстанции лично, или через общественные организации.
Надо ли собирать деньги? На наш взгляд – в самую последнюю очередь. Лучше самим купить что-то необходимое для семьи (стройматериалы, мебель), чем просто передать ей деньги. Впрочем, если работу координируют волонтеры или речь идет о близких знакомых, можно помогать и деньгами.
Особенно опасна, на наш взгляд, ситуация, когда в ответ на требования опеки оплачиваются задолженности по квартплате (средства на что из последних сил изыскиваются «всем миром» или собираются самими жертвами всеми правдами и неправдами). Если, обращаясь в ООиП сотрудники жилищно-коммунальных слуг будут получать искомое – погашение задолженностей, это неизбежно приведет к лавинообразному увеличению числа таких ситуаций.
Здесь уместно провести прямую аналогию с выполнениями требований похитителей или террористов – всем известно, что ни к чему хорошему оно, как правило, не приводит. Выплачивая задолженности, жертвы показывают шантажистам – все прекрасно, схема работает, ее можно использовать. Даже если, вопреки вероятности, и удастся спасти таким образом свою семью, знайте, что тем самым вы навлекаете беду на многие другие семьи, находящиеся в таком же тяжелом материальном положении.
Почему нельзя относиться к таким случаям равнодушно?
Потому что эти случаи – лишь первые, еще пока сравнительно робкие, попытки государственных органов и социальных служб вторгнуться в сферу суверенного существования наших семей. Пока они еще выбирают жертвы среди тех семей, которые могут «не понравиться» среднему обывателю. Однако на достигнутом они не остановятся. В качестве оснований для вмешательства используются неоднозначные, «резиновые» формулировки действующих законов. Если сейчас не пресечь этот произвол, равнодушно закрыв глаза на страдания «маргиналов» завтра сотрудники ООиП будут стучаться уже в двери куда более благополучных семей на основании все тех же, очень «гибких» норм действующего законодательства – именно так развивалась ситуация в других странах, где действуют похожие системы.
Сегодня вам кажется, что органы опеки правильно делают, вмешиваясь в жизнь другой, «неблагополучной», хотя совершенно не криминальной, семьи? Помните, завтра кому-то точно так же будет казаться, что органы опеки правильно делают, вмешиваясь в жизнь вашей собственной семьи или ваших близких.
http://profamilia.livejournal.com/23745.html

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 15 ноя 2010, 10:07

Йохан Бекман: в Финляндии создана диктатура извращенцев

- В России пытаются внедрить ювенальную систему, которая действует в Финляндии, где семьи находятся под контролем ювеналов. С чего все начиналось, каким образом подавлялись очаги сопротивления ювенальной угрозе в финском обществе? Как затыкали рот религиозным и общественным организациям, отстаивавшим традиционные ценности?
- Противостоять этим античеловеческим тенденциям очень тяжело. В Финляндии правят бал идеология феминизма, идеология смешивания различий между полами, пропаганда гомосексуализма, порнография. Все это антисемейная система, которая утвердилась в стране. Но такой характер имеет и все западное общество, где главная ценность - евро. Параллельно в Финляндии идет стремительный процесс маргинализации левых политических движений. Существует прямая диктатура мамоны, «тоталитаризм мамоны», по выражению Солженицына.
В обществе появились неестественные, противоприродные тенденции и требования. Оказывается, граждане Финляндии обязаны каждый день думать о том, как обеспечены права гомосексуалистов и лесбиянок, которые требуют у лютеранской церкви права на венчание. По новому закону они могут жить вместе в рамках т.н. «однополого партнерства». К сожалению, некоторые лютеранские священники прямо поддерживают гомосексуальное сожительство.
Ювенальный диктат осуществляется по линии ювенальных судов. Ситуация такова, что один соцработник может забрать ребенка из семьи в детский дом без суда на 30 дней по причине ...недостаточных условий для содержания ребенка в семье! Это т.н. срочное изъятие ребенка. Представьте себе, соцработник (как правило, некая дама) заполняет бумагу форматом А4 с указанием условий, «противоречащим» интересам вашего ребенка по своему усмотрению находит, и затем полицейские на основе этого отнимают у вас вашего сына или дочь! Это страшно.
В одном случае ребенка забрали в детский дом только по подозрению, что русская мама уезжает с ним в Россию - «империю зла». Таких историй сотни. По официальной статистике, в Финляндии около 16 тыс. детей изъяты из семей и находятся в различных учреждениях против воли родителей и их самих. Более того, большинство детских домов являются частными фирмами, своеобразными АО «Детский дом». Это очень прибыльный бизнес. Не случайно, есть немало примеров, когда соцработники уходят с государственной службы и создают собственные детские дома, получая за каждого изъятого ребенка приличные субсидии. Это очень выгодно.
Если ребенка поместили в эту коммерческую фирму под названием детдом, то каждую неделю там составляют отчеты о том, как ребенок проживает и можно ли его вернуть в семью. Разумеется, ответ всегда отрицательный, потому что детдому выгодно содержание ребенка. Так детские дома в Финляндии превратились в бизнес-игроков, участвуя в схеме, которую можно назвать торговлей детьми. Это произвол. Дискуссия в стране по поводу происходящего продолжается уже около 20 лет, но ситуация не меняется - соцработники по-прежнему обладают фактически неограниченной властью и возможностью вторгаться в финские семьи. Они изымают детей на тридцать суток, затем еще на тридцать суток, а потом дело передается в административный суд. И суды, также зависимые от властей и проводимой политики в отношении семьи, принимают решения не в пользу семей. Известно нашумевшее дело россиянки Анастасии Пююконен из города Куопио, у которой полиция отобрала 8-месячную дочь в детский дом, потому что она - русская и, якобы, собиралась в Россию. Соцработник посчитал, что это представляет собой угрозу. Анастасии дочь так и не вернули - из детского дома малышку передали отцу-финну.
В финских семьях царит страх перед соцработниками, которые могут принять меры и разлучить детей и родителей. Это атмосфера прессинга. В городе Турку проживала русская семья, в которой муж жена и дети имели российское гражданство. Муж уехал в командировку в Москву на две недели. Жена с ребенком осталась в Финляндии. Финские соседи вызвали полицию, когда увидели, что русская девочка одна играет во дворе. Полицейские с дочкой пришли домой, и почувствовали у мамы запах алкоголя. По этой причине дочку забрали в детский дом, определив в этом «опасность для ребенка». Поразительно, но даже отцу, вернувшемуся из командировки, ребенка из детдома не отдали! Это настоящее издевательство над людьми, на которое накладываются русофобские стереотипы, что русские поголовно пьют, бьют детей и т.д. К сожалению, такие истории произвола властей не выдуманы...
Известность получила и история Валентины Путконен, у которой отобрали троих детей - двух сыновей и дочку. Ее обвинили в избиении детей, хотя в реальности все высосано из пальца. Система граничит с садизмом. Тем более что у соцработников пробелы с образованием. Это практически люди с улицы, которые имеют неограниченную власть над семьей.
- В России с подачи члена Общественной палаты Зыкова - лоббиста ювенальной юстиции и легализации наркотиков - идет атака на православные приюты. В частности, кампания, развернутая против Свято-Боголюбовского монастыря, в котором воспитывали детей в православном духе. В Финляндии ювенальную систему внедряли, несмотря на сопротивление церкви?
- У нас антисемейная пропаганда ведется уже внутри церкви. Из-за этого произошел раскол в лютеранской церкви. Очаги традиционализма внутри церкви и в финском обществе зачищались. Но, думаю, внутри Русской Православной Церкви ситуация иная. Разве у вас есть священники, которые открыто поддерживают гомосексуализм? А в Финляндии есть известный мужчина, который сделал операцию и стал женщиной-священником. И это оно рассказывает в СМИ об «изменении своей идентичности»...
Еще один момент - в Финляндии правит такой постулат, что дети не должны быть ...эмоциональными! То есть, необходимо в детях подавлять чувства, эмоции, темперамент! И сразу возникают проблемы с русскими детьми, которые ходят в финские школы, ведь они - живые, подвижные и темпераментные дети. На днях моя жена купила о книгу воспитании детей, в которой придуманы диагнозы, когда ребенок слишком эмоционален. В этом «пособии» считается отклонением, даже если ребенок сидит, поджав ноги.
Диагноз - финское общество больно, причем очень серьезно. Идет война против нормального воспитания детей и против семьи. Я, отец троих детей, чувствую себя ненормальным человеком, потому что люблю свою жену, а это уже на фоне тотальной пропаганды однополой любви в Финляндии считается ненормальным (!). Представители феминистского движения и пропагандисты гомосексуализма считают, что дети имеют право выбирать свою сексуальную ориентацию, что надо об этом детей учить в школах. Известная финская писательница Софии Оксанен, которая получает премии, публично заявила, что является лесбиянкой и садомазохистской, о чем не устает постоянно повторять. И мне приходится жить в этой стране! Это колоссальный удар по финскому народу, которому навязываются противоестественные сатанинские ценности. Фактически в Финляндии создана диктатура извращенцев.
Ювеналы и извращенцы, победив здравые голоса и протестные настроения в церкви, стали лепить из финского общества свою чудовищную конструкцию. Аналогичные попытки просматриваются и в России. Но я понимаю, что для этого им требуется сломать Русскую Православную Церковь. В России человек еще можно открыто говорить о том, что он против извращенцев и ювенальной юстиции. В Финляндии за такое грозит уголовное преследование. Меня только в этом году 5 раз вызывали на допросы в полицию.
В Финляндии провели так называемый прайд - гей-парад, хотя, слава Богу, это встретило сопротивление традиционалистов. Задача сатанистов, ставших во главе Европы, - уничтожить семью, уничтожить любовь, нормальные отношения между полами. Повторюсь - общество больно и разлагается изнутри, а извращения закреплены законодательно. И этот процесс идет с самого верха. О чем говорить, если президент Финляндии Тарья Халонен в свое время работала председателем общества гомосексуалистов Финляндии.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 27 ноя 2010, 15:11

Пятерых детей забрали у родителей из-за долгов

Коммунальные долги и квартира со старым ремонтом стали причиной настоящей семейной драмы. Супруги Кузнецовы оказались разлучены со своими пятью детьми – их забрали московские органы опеки. Там посчитали, что младшие члены семьи воспитываются в плохих бытовых условиях.

Превратить их в хорошие Кузнецовым предложили до 10 ноября, пригрозив им лишением родительских прав. Отчаявшиеся супруги рассказали о своем горе в Интернете. Репортаж Константина Панюшкина:

Нине Кузнецовой не удалось повидать своих пятерых детей. Несколько дней назад всех их забрали органы опеки. Незаконно, уверена мать, ведь жили не хуже других. Теперь на детей не дают взглянуть даже через окошко. Передать можно только еду. Игрушки, и те под запретом.

Официальная причина изъятия – несоблюдение родительского долга. Кроме того, крупный долг за коммунальные услуги и антисанитария в квартире. Официальную работу имеет только муж Сергей – 35 тысяч рублей на семерых членов семьи, плюс детская доплата в 10 тысяч.

Когда детей забрали, Анна Егорушкина рассказала историю друзей в своем блоге. Оставила телефон для тех, кто готов помочь. За первые три дня ей позвонили полторы тысячи человек. Сейчас эти незнакомые люди оплачивают счета и помогают привести трехкомнатную квартиру в порядок – в общем, оказывают ту помощь, которую в семье годами ждали от государства. Органы опеки поставили ультиматум: отремонтировать дом за неделю. Не успеют к 10 ноября, на возвращение детей могут не рассчитывать.

Сергей рассказывает, чтобы избежать карательных мер опеки, когда-то пришлось давать взятки. Нина Кузнецова даже если б захотела подкупить опекунов, не нашла бы денег. Утром четверых забрали из квартиры, старшего сына, ему 12, забрали прямо из школы. В тот же день к ней пришли две девушки из муниципалитета, якобы помочь – подписать добровольную сдачу детей.

Нина Кузнецова, многодетная мать: Мне говорят, если вы сейчас не подпишете эту бумагу, мы сейчас оформим это как изъятие и сразу подадим на лишение родительских прав, и детей вы больше не увидите. Вы знаете, это произвол, просто другого слова у меня нет.

Теперь Нина Кузнецова попытается доказать органам опеки, что добровольно дочек и сыновей не отдавала. А многодетные друзья, посовещались и решили, что бороться будут сообща и прямо в коридорах квартиры образовали общество – Борьбы с произволом органов опеки.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 30 янв 2011, 09:31

К сожалению, в России уже существует практика отнятия детей у родителей в связи с бедностью семьи. Становится известно все больше ситуаций подобного рода. На этом фоне неудивительно, что вызывают опасения любые законодательные инициативы, которые могут подвести под эту порочную практику юридическую базу.
Увы, сегодня снова возникла такая опасность. На рассмотрении в Государственной Думе РФ находится очередной законопроект № 304472-5 «О внесении изменения в пункт первый статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации в целях уточнения структуры расходов на содержание детей». На сайте Государственной Думы можно ознакомиться с паспортом законопроекта, со страницы которого можно загрузить и прочитать его полный текст, а также тексты сопроводительных документов и официальных отзывов на него.
Этот законопроект уточняет, какие же именно потребности ребенка должны удовлетворять его родители. К сожалению, в существующем правовом поле это уточнение может привести к двум серьезным опасностям:
Получит дополнительные законодательные основания практика отъема детей у родителей за бедность. Неудовлетворение какой-либо из потребностей ребенка, внесенных в «законный список» в связи с недостатком средств может быть интерпретировано как «уклонение от исполнения обязанностей родителей» и повлечь лишение родительских прав по ст. 69 Семейного Кодекса РФ.
Бедных родителей, которые не в состоянии обеспечить все «законные» потребности ребенка будут привлекать к административной ответственности по ст. 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях.
Законопроект планируется рассматривать уже 11 февраля 2011 года.

Законопроект № 304472-5 «О внесении изменения в пункт первый статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации в целях уточнения структуры расходов на содержание детей» предлагает следующим образом дополнить ст. 80 Семейного Кодекса РФ (предлагаемое дополнение выделено курсивом):
«1. Родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно.
Содержание ребенка включает расходы, направленные на удовлетворение его физических, интеллектуальных, психических, духовных и нравственных потребностей, в том числе расходы на питание, одежду, обувь, другие предметы первой необходимости (средства ухода, санитарии и гигиены, предметы мягкого инвентаря, хозяйственного обихода и т.д.), обеспечение прав ребенка на жилье, образование, медицинское обслуживание, отдых и оздоровление и т.д.»
Комментарии:
Авторы законопроекта, вероятно, хотели внести поправку в Семейный Кодекс со вполне благой целью лучше обеспечить права ребенка в случае развода родителей (при выплате алиментов). Между тем, такая поправка может нанести серьезный удар по семье.

Даже Конвенция ООН о правах ребенка (ст. 27 ч. 2) устанавливает лишь, что «Родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка».
Вполне понятно, что семья может оказаться в ситуации бедности вовсе не по вине родителей. Причин может быть множество – безработица, низкая оплата труда, ухудшившееся состояние здоровья кормильцев семьи и т.п.

При этом российское законодательство в этом отношении довольно жестко. Ст. 60 ч. 1 Семейного Кодекса РФ устанавливает, что «ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и в размерах, которые установлены разделом V настоящего Кодекса».
Ст. 80 Семейного Кодекса, процитированная выше, устанавливает обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей. Вводя уточнение того, что входит в это содержание, законодатель возлагает, тем самым, на родителей обязанность все это обеспечить, независимо от финансового состояния и возможностей семьи.
Это неминуемо поставит под удар бедные и социально незащищенные семьи. Фактически, это даст дополнительные основания для применения ст. 69 (лишение родительских прав), в частности, устанавливающей: «Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей …». Иными словами, это может дать законные основания для лишения родительских прав в связи с бедностью, безработицей (невозможностью заработать) и т.п. В таком виде это уточнение представляется опасным для семьи и неприемлемым. Тот факт, что применение ст. 69 в норме и по здравому смыслу предполагает виновное поведение родителей, может не учитываться – и, в реальности, нередко уже не учитывается в судебной практике (в случаях, когда суды заявляют родителям что те «обязаны обеспечить прожиточный минимум на каждого члена семьи»). В любом случае, даже при невиновности родителей, неспособность обеспечить «списочные» потребности ребенка может быть истолкована как опасность для ребенка и повести к отобранию ребенка уже без вины родителей – в порядке 73 статьи Семейного Кодекса РФ (ограничение родительских прав).

Дополнительно следует упомянуть о том, что ст. 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях устанавливает административную обязанность родителей за «Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию …. несовершеннолетних». При этом следует иметь в виду, в частности, что методические рекомендации по данной статье для Комиссий по делам несовершеннолетних (КДН и ЗП) в ряде регионов, включают, в частности, следующие указания:
«Из статьи нового КоАПе исключен такой квалифицирующий признак как злостное уклонение, то есть за любое не исполнение или не надлежащее исполнение родителями или законными представителями обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав своих несовершеннолетних детей они могут привлекаться к ответственности.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 17 фев 2011, 08:29

Как школа решила "проучить" непонравившуюся маму.

Сейчас поступает много информации об изъятии детей по бедности, за долги, для галочки и т.д. Практически каждый случай вызывает споры, всегда есть люди, которые уверены, что с ними это точно не случится и что пострадавшие семьи виноваты во всем сами, целиком и полностью!
Но выходит, что Вы можете просто не понравиться классному руководителю своего ребенка, и тогда будущее Вашей семьи станет лишь делом порядочности и компетенции органов опеки, которые, как известно далеко не всегда отличаются этими качествами.
То, что буквально на днях случилось в московском Строгино - вообще не лезет ни в какие законные рамки!
Если кратко, то: 08.02.2011 г. по инициативе классного руководителя Перминовой Ирины Михайловны и социального педагога школы Завидовой Евгении Евгеньевны сотрудником опеки района Строгино Вдовиной Юлией Сергеевной из дома был вывезен ребенок.2001 года рождения, учащийся Кадетской школы 1721.
Ребенок был изъят в отсутствие матери, которая была на работе и по телефону умоляла подождать ее немедленного приезда.
Постановление об изъятии ребенка матери предъявлено не было, прокурор не уведомлялся, документы на ребенка (свидетельство о рождении и медицинский страховой полис) у матери не изымались, согласия на временное изъятие она не подписывала.
Перминова и Вдовина отвели ребенка в милицию и сдали его как беспризорного.
Мальчик находился в 7-й детской больнице г. Москвы в Тушино в инфекционном отделении для беспризорных. Матери его не отдавали без письменного согласия органов опеки. 10.02.2011 года мама забрала ребенка домой с разрешения опеки.
При похищении Перминова говорила своему ученику буквально следующее - "Ты такой умный мальчик, тебе тут не надо жить" - имелась в виду комната в коммуналке, где живет семья.
По телефону Перминова уверяла, что не хотела довести дело до детдома, "так как мама нас не слушает, мы просто хотели ее проучить" - сказала она без тени раскаяния.
И история на этом не кончилась, опека вцепилась в маму, как бультерьер, и обещала теперь устроить ей "такой контроль, что мало не покажется".

Подробности.

Галина мягкий и неконфликтный человек. Настрадавшись полжизни с пьющим мужем, она развелась, и теперь живет в комнате в коммуналке. Старший сын живет отдельно, ему 19 лет, старается сам себя содержать, зная, как тяжело маме растить двух младших братьев – Саше (имена детей изменены) 9 лет, Юре 1 год 4 месяца. Со старшим сыном у мамы отличные отношения, но он живет в противоположном конце Москвы и не может ей помогать по хозяйству. Поэтому мама вынуждена работать, чтобы оплатить няню младшему и вообще обеспечить своих детей, пособия составляют в среднем около 9500 рублей.

Галина не имеет никаких вредных привычек, Саша учится хорошо, его в школе хвалят, он увлеченно занимается в спортивной секции. Маме приходится помногу работать, но дети не остаются одни: младший с няней, средний на продленке или дома, где всегда есть соседи, так как квартира коммунальная. Вот наличие-то соседей и сыграло злую шутку… Когда весной 2010 года к ним пришли впервые, дверь как раз открыли соседи.

Итак, пришли двое – классный руководитель Саши Перминова Ирина Михайловна и социальный педагог Завидова Евгения Евгеньевна. Как потом пояснила Перминова, у них в школе (Кадетской школы №1721 http://www.kadetschool1721.ru ) создалась какая-то комиссия по контролю за многодетными. Галины дома не было. После этого к ним домой пришла работник опеки, фамилию которой Галина не помнит, и сказала, что они получили из школы сигнал о катастрофическом положении детей (?!) и были уже готовы ехать с милицией принимать срочные меры.. Однако на самом деле все оказалось иначе. В небольшой комнате, где живут двое маленьких детей, был обычный бытовой беспорядок.

- Оказывается, у вас просто неубрано, тут работы на час, - сказала женщина из опеки.

Через два дня та же сотрудница опеки пришла и убедилась, что в комнате все нормально. Был подписан положительный акт со словами о том, что они больше не увидятся. Потом эта сотрудница несколько раз звонила подтвердить, что все нормально, она же помогла прошедшим летом среднему сыну получить льготную путевку в Крым.



8 февраля сего года указанные лица – Перминова и Завидова во время карантинных каникул по гриппу днем опять пришли к Галине, когда она была на работе. Дверь опять открыла соседка по коммуналке, далее они постучали в дверь к Галине, открыл ребенок, к тому же замков внутри квартиры нет. Как назло, в последние дни маме пришлось много работать, потому что образовался долг за ЖКХ 10 000 рублей, и его надо было оплатить. Саша, хоть и может сварить себе макароны, но вот убирать за собой не любит.

Перминова с Завидовой позвонили в опеку, тут же приехала Вдовина Юлия Сергеевна.

Втроем они стали опрашивать ребенка, как он живет, что ест, ругает ли его мама и прочее, Вдовина делала фотографии на мобильный телефон. В холодильнике нашли просроченные молочные продукты. Был сделан однозначный вывод, что ребенок оказался в ситуации опасной для его жизни и здоровья (маме в последствии понадобилось всего полтора часа, чтобы полностью убрать и вымыть жилье).

В это время Галина позвонила соседке, т.к не могла дозвониться на мобильный телефон сына, и поговорила с Вдовиной. Вдовина сказала, что изымает ребенка, на уговоры и мольбы матери не обращала внимания, хамским образом прекратила разговор, бросила трубку.

Вдовина позвонила в ОВД Строгино, чтобы прислали наряд за ребенком, ей ответили: «приезжать не будем, привозите сами».

Далее Вдовина и Перминова опросили соседку, соседка подписала бумагу о том, что ребенок сам открыл дверь в комнату и впустил представителей школы и опеки, которые составили акт, и увели ребенка в ОВД Строгино.

В ОВД Строгино Вдовина Ю.С. сдала мальчика как беспризорного и впоследствии сотрудники ОВД Строгино вызвали в отдел бригаду Скорой помощи и отправили мальчика в 7-ю Тушинскую больницу, в инфекционное отделение для беспризорных. Любопытно еще, что в ОВД мальчика заставили подписать какой-то документ без ведома матери.

09.02.11г. Мать приехала со всеми документами в 7-ю больницу. Никто к ней из врачей не вышел, но Галина поговорила по местному телефону с некой Еленой Дмитриевной, зав. отделением для беспризорных. В кабинет мать не пустили, но по телефону сообщили, что у них не лечат, не держат, и через 4 дня ребенок поедет в детский дом или приют. Елена Дмитриевна сказала, что без справки из милиции или опеки не может (?) отдать матери сына, даже при наличии у матери ВСЕХ документов, но разрешила пообщаться с мальчиком через окно. В окне палаты была большая щель, как потом выяснилось, через эту щель кто-то передавал сигареты для других детей в отделении, а может и не только сигареты. С Сашей в палате были еще 2 мальчика: один почти не говорил по-русски, а другой был завсегдатаем больницы – его с 4 лет избивала мать, но ее, похоже, никто не собирается лишать родительских прав. Этот мальчик сказала Галине с видом знатока:

- С Вами не имели права так поступать!

До этого дня Саша никогда не бывал в такой компании. Оказалось, что именно в больнице жизнь и здоровье ребенка (наконец) подверглись опасности… Насмотревшись на это, Галина, поехала в ОВД Строгино, где написала заявление о похищении сына и незаконном проникновении. Тут же дело передали в Отдел по делам несовершеннолетних, который моментально «подключился». Галину начали убеждать, что она не права, что была угроза для жизни ребенка, сотрудники отдела стали звонить в опеку.

Опека в лице Вдовиной заявила, что составила на нее материалы, доказывающие, что она не занимается детьми и подвергает их опасности. Когда зашла речь, что она будет жаловаться на такое странное изъятие ребенка в прокуратуру, ей начали намекать, что собрали на нее такой материал, который может привести к лишению родительских прав. Ей тыкали в нос фотографиями ее комнаты, сделанными в ее отсутствии, выговаривали, ругали, стыдили, учили жить…

После этой моральной пытки и звонков в опеку возмущенных знакомых Галины сотрудники опеки согласились еще раз посетить уже убранную комнату семьи. Там, под моральным давлением, находясь в состоянии шока от пережитого, Галина написала расписку, что она обязуется содержать квартиру в порядке, кормить детей, держать лекарства в недоступном месте и т.п., и что она со всем согласна.

После чего ей выдали заветное разрешение в больницу, еще раз напомнив, что теперь она постоянно будет под их жестким контролем.

В больнице она попыталась опять только по своим документам (как это положено по закону) получить своего ребенка, ей отказали, мол, врачей никого нет уже (17-00) и т.п., но когда она достала справку, тут же все нашлись и привели ребенка.

Из документов от опеки и из больницы на руках у Галины ничего нет.

Специалист опеки Строгино Вдовина Юлия Сергеевна абсолютно уверена в своей правоте и считает, что изъятие ребенка в больницу, отрыв его от семьи, от учебы - совершенно нормальны и не травмируют мальчика. Она уверена в своей безнаказанности и говорит, что они своими материалами и фотографиями все опровергнут. На этой неделе она опять собирается с визитом к Галине, чтобы составить еще какой-то акт.

Галина простой человек, совершенно растеряна от этой ситуации, не знает, что и как правильно делать. Но она понимает, что бороться надо. Саша боится Вдовину; а как ему теперь учиться в школе, если его классный руководитель практически выкрала из дома и сдала не понятно куда???

Плюс ко всему, маме пришлось 3 дня не ходить на работу, что нанесло ущерб ее материальному положению, плюс из-за этой кутерьмы у нее осложнились отношения с соседями – кто-нибудь ответит за все это?

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 31 май 2011, 08:58

Введение ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ – это геноцид института семьи



«Ты этого хотел, Жорж Данден!»
http://www.kpe.ru/sobytiya-i-mneniya/v- ... the-family

Как мы и прогнозировали, основную ставку ювеналы теперь делают на «защиту детей от жестокого обращения». Что, впрочем, легко объяснимо. В ситуации, когда общество активно отвергает ювенальную юстицию (ЮЮ) и, мягко говоря, не в восторге от идеи защиты детьми своих прав, справедливо считая это поощрением своеволия и доносительства, на информационное поле боя выкатывают тяжелую артиллерию. Замысел прост, но коварен: кто осмелится заявить, что он за жестокое обращение с детьми? А раз так, то никуда вам, голубчикам, не деться: принимайте новые правила жизни! XXI век – без насилия над детьми!

Можно себе представить, как авторы этого коварного замысла довольно потирали руки: дескать, вот как мы всех объегорили! Только не учли хитрованы, что артиллерийская установка стреляет не в одну какую-то сторону, а в зависимости от того, куда ее развернуть. Что ж, как выражался персонаж из мольеровской пьесы, «ты этого хотел, Жорж Данден!» Действительно, поговорим о жестоком обращении с детьми. Тем более что разговор этот отнюдь не надуманный, не высосанный из пальца. Жестокое обращение с детьми и вправду имеет место. Только местом этим реже всего бывает семья, поскольку никто так не любит детей, как родители. А любовь и жестокое обращение – две вещи несовместные. Между матерью и ребенком достаточно долго существует настолько неразрывная связь, что любые неприятности и особенно страдания, которые испытывает ребенок, воспринимаются матерью как ее собственные. Даже на физическом уровне: что болит у ребенка, то болит и у нее.

Конечно, бывают отдельные выродки – люди, как правило страдающие тяжелой формой психопатологии (садисты, маньяки, изуверы-алкоголики). Но их число не столь велико, чтобы делать далеко идущие обобщения. И для них, для их преступлений в нашем Уголовном Кодексе предусмотрены соответствующие меры наказания.

Нет, огород городится не ради них. Сейчас законы хотят изменить, чтобы под жестоким обращением подразумевать совсем другие вещи.


Жестокое обращение с детьми в ювенальной трактовке

«Понятие жестокого обращения в настоящее время законодательно не определено, – отмечает юрист О.В. Леткова в статье «Проект ”Защита детей”, или Новые угрозы ювенальной юстиции». – В этой связи дано поручение Верховному Суду РФ обобщить судебную практику и дать соответствующие разъяснения. Заметим, что в последнее время судебная практика по данной категории дел весьма широка. Родителей привлекают к уголовной ответственности и в случае применения мер воспитательного характера, и за привлечение детей к элементарному домашнему труду, и за попытки дисциплинировать ребенка, и по многим другим надуманным основаниям, заставляя родителей жить в страхе под ”дамокловым мечом” ювенальной юстиции, а приемных родителей – массово возвращать детей в приюты, опасаясь возможных уголовных преследований».

В методических разработках, посвященных жестокому обращению с детьми, уже не раз попадались определения с расшифровками, подобными приводимым ниже. Цитирование начинаем с обложки, чтобы не было сомнений в солидности источника. И чтобы читатель обратил внимание на год выпуска «методички» – уже шесть лет назад саратовские чиновники позаботились о праве на ювенальную опричнину:

«Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав Саратовской области

Методические рекомендации для специалистов органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних по вопросу защиты детей от жестокого обращения

(утверждены на заседании межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Саратовской области 20 сентября 2005 года)

Насилие – любая форма взаимоотношений, направленная на установление или удержание контроля силой над другим человеком.

Физическое насилие – действия (бездействие) со стороны родителей или других взрослых, в результате которых физическое и умственное здоровье ребенка нарушается или находится под угрозой повреждения».

Как это прикажете понимать? Отец совершил действие, например купил мороженое сыну, на следующий день у мальчика заболело горло. Выходит, налицо факт физического насилия со стороны отца? А что значит бездействие? Ребенок играл на улице в салочки, упал, разбил коленку. Если следовать процитированной инструкции, его родители могут быть обвинены в физическом насилии, потому что бездействовали – не запретили ему бегать.

Эта цитата тоже впечатляет: «Влияние физического насилия на ребенка.

1) Поведенческие и психологические индикаторы:
задержка развития, малоподвижность; дети могут становиться агрессивными, тревожными; могут быть необычайно стеснительными, нелюбопытными, избегать сверстников, бояться взрослых и играть только с маленькими детьми, а не с ровесниками; страх физического контакта, боязнь идти домой; тревога, когда плачут другие дети, тики, сосание пальцев, раскачивание…»

Все перечисленные «индикаторы» могут быть симптомами различных психологических и психиатрических отклонений, никакого отношения к физическому насилию не имеющих. Напротив, родители таких детей нередко грешат слишком мягким обращением с ними, боясь даже разумной строгостью усугубить их состояние.

Еще одна выдержка:
«Заподозрить физическое насилие над ребенком можно, если:
– родители поздно обращаются за медицинской помощью или индикатором обращения являются другие люди;
– следы травм различной давности;
– родители дают противоречивые, путаные объяснения случившемуся;
– обвиняют ребенка в нанесении самоповреждений;
– не оказывают ребенку поддержки при медицинском осмотре;
– отсутствует обеспокоенность за здоровье ребенка или, напротив, демонстрируется преувеличенная забота (псевдолюбовь);
– повторные госпитализации в стационар с травмами различного характера…»

Надеемся, читателям понятно, что при таком широком спектре весьма размытых признаков физического насилия заподозрить в последнем можно при желании любого – каждого – родителя. Особенно подозрительна преувеличенная забота, она же псевдолюбовь… Из той же серии и другие «показатели» родительской жестокости:

«Отсутствие заботы о детях (пренебрежение основными потребностями ребенка) – невнимание к основным нуждам ребенка в пище, одежде, медицинском обслуживании, присмотре.
Влияние на ребенка:
– не растет, не набирает подходящего веса или теряет вес;
– ребенок брошен, находится без присмотра, не имеет подходящей одежды, жилища;
– нет прививок, нуждается в услугах зубного врача, плохая гигиена кожи, запущенное состояние детей (педикулез, дистрофия);
– не ходит в школу, прогуливает школу, приходит на занятия слишком рано и уходит из школы слишком поздно;
– устает, апатичен, имеет отклонения в поведении».
И уж совсем ничего не стоит, руководствуясь такими методическими пособиями, обвинить родителей в психическом насилии. Впрочем, судите сами:
«Психическое насилие (эмоционально дурное обращение с детьми):
– обвинения в адрес ребенка (брань, крики);
– принижение его успехов, унижение его достоинства;
– отвержение ребенка;
– длительное лишение ребенка любви, нежности, заботы и безопасности со стороны родителей;
– принуждение к одиночеству;
– совершение в присутствии ребенка насилия по отношению к супругу или другим детям;
– причинение боли домашним животным с целью запугать ребенка.
Влияние на ребенка:
– задержка в физическом, речевом развитии, задержка роста (у дошкольников и младших школьников);
– импульсивность, взрывчатость, вредные привычки (сосание пальцев, вырывание волос), злость;
– попытки совершения самоубийства, потеря смысла жизни, цели в жизни (у подростков);
– уступчивость, податливость;
– ночные кошмары, нарушение сна, страхи темноты, боязнь людей, их гнева;
– депрессии, печаль, беспомощность, безнадежность, заторможенность».

Ну скажите, может ли кто-то из нас, прочитав этот перечень, быть уверенным в своей невиновности?

А эксперт по проблеме насилия над детьми Е.И Цымбал считает, что «предположить возможность пренебрежения основными потребностями ребенка позволяют следующие особенности поведения родителей:

– необоснованный отказ от профилактических прививок;
– низкая медицинская активность (несвоевременное посещение поликлиники для профилактических осмотров, обращение за медицинской помощью только в случае тяжелого заболевания ребенка, невыполнение рекомендаций врача, плохое состояние зубов у ребенка);
– неправильное питание ребенка (неполноценная диета, родители дают ребенку продукты, не соответствующие его возрасту, несоблюдение режима кормления);
– увлеченность родителей ”экстремальными” методами воспитания (закаливание грудного ребенка с помощью холодной воды, обучение его плаванию, использование не апробированных методик раннего интеллектуального развития и т.п.).

О выявленных неблагополучных семьях должны быть проинформированы органы опеки и попечительства, к компетенции которых относится принятие мер по защите ребенка, вплоть до незамедлительного отобрания его у родителей» (Цымбал Е.И. Жестокое обращение с детьми: причины, проявления, последствия. Учебное пособие. М.: Российский благотворительный фонд «Нет алкоголизму и наркомании», 2007. С. 166).

Иными словами, любое отклонение от того, что в данный момент считается «компетентными специалистами» нормой, это уже жестокость. Взять хотя бы приучение к плаванию. Одни «компетентные специалисты» в свое время усиленно это дело пропагандировали, в результате чего во многих детских поликлиниках понастроили специальных бассейнов для грудничков, то есть медицинская инновация была поддержана официально, на государственном уровне. Теперь приходят другие «спецы» и заявляют, что все это вредно.

В принципе такое в науке не редкость. Как не редкость и то, что жертвами научных баталий становятся живые люди, в том числе дети. По пословице: «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат». Однако раньше никому не приходило в голову возлагать вину за неудавшийся эксперимент на самих жертв, да еще их за это наказывать.

Очень мило, что в том же процитированном отрывке жестоким обращением предлагается считать несоблюдение рекомендаций врача… То есть родитель, как ягненок из басни И.А. Крылова, виноват уж тем, что хочется чиновнику кушать.

Да, чувствуется, что стратегию «борьбы с семейным насилием» разрабатывают в штабе ювеналов давно и основательно…

Ну, как там наша информационная гаубица? Развернулась? Тогда – артиллерия, пли!


Несколько ответных залпов

Первый залп в борьбе против жестокости к детям будет направлен на защитников абортов. Если не лицемерно, не на словах стремится создать «города, доброжелательные к ребенку», то нужно не только запретить аборты, но и наказать по всей строгости закона тех, кто противодействует запрету абортов. Ведь это не просто жестокое обращение с детьми, а самое натуральное убийство детей, инфантицид.

Второй залп дадим по тем, кто разоряет семейные гнезда, разлучает детей с родителями. Из аналитической справки «Правовые и социальные аспекты введения ювенальной юстиции в РФ», подготовленной к рассмотрению на Госсовете 27 декабря 2010 года пакета документов по защите прав детей: «С точки зрения психологии, сильнейшая эмоциональная привязанность детей и родителей (и, соответственно, моральная травма – в случае утраты детей или родителей) обусловлена не только социально-культурными причинами, но и сильнейшими инстинктами, лежащими в основе человеческой психики: инстинктом самосохранения – для детей и инстинктом защиты и заботы о потомстве – для родителей. Утрата детей или родителей является наиболее тяжелой из возможных для человека психологических травм, затрагивая эмоциональную и ценностную основу человеческой психики. Принудительное разделение семьи наносит ущерб не намного меньший, чем утрата членов семьи вследствие смерти. Известно также, что утрата родителей, особенно в результате принуждения со стороны государства, ни в коей мере не ”компенсируется” содержанием ребенка в воспитательных учреждениях или передачей их в семьи усыновителей, независимо от материальных условий содержания».

Больше того, оказывается, ЮЮ «нарушает ряд положений Конституции РФ и норм международного права, в частности Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 года, как минимум пункта ”е” статьи 2 настоящей конвенции – ”Насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую”. Кроме того, сама угроза лишения детей в результате действия органов ювенальной юстиции, в частности по мотивам ”недостаточности доходов” (не говоря о настойчиво предлагаемой лоббистами ювенальной юстиции регламентации ”прав на деторождение”) окажет существенное воздействие на решение родителей на рождение ребенка, что подпадает под пункт ”d” – ”Меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы” и отчасти пункта ”с” – ”Предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное и частичное физическое уничтожение ее”. Учитывая, что принудительное отделение детей от биологических родителей причиняет и детям, и родителям сильнейшие моральные страдания, ювенальная юстиция подпадает и под пункт ”b” – ”Причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы”. Соответственно, обычная для ЮЮ практика массового и необоснованного изъятия детей из родительской семьи подпадает под статью 357 УК РФ ”Геноцид”».

Может, кому-то кажется, что «геноцид», то есть крайняя форма жестокого обращения, это художественная гипербола? Тогда продолжим цитирование документа: «В РФ, где до половины занятого(!) населения имеет доходы ниже прожиточного минимума, введение имущественного ценза на родительские права будет означать изъятие из семьи более чем половины детей якобы в связи с виной родителей, якобы ”не желающих” материально обеспечить детей на ”должном” уровне, произвольно определяемом органами ювенальной юстиции».

«Очевидно также, что сама угроза принудительного разделения семьи, не только реальная, но и потенциальная, причиняет членам семьи острый либо хронический стресс, вызывая моральные страдания и провоцируя психогенные заболевания».

Про психогенные заболевания можем кое-что добавить от себя. Сейчас и безо всяких ювенальных угроз отмечается высокий уровень невротизации населения. О причинах тут можно рассуждать долго, но реальность именно такова и никем из мало-мальски честных специалистов не опровергается. Мы в своей работе с семьями тоже это видим, причем в последние годы появились вполне отчетливые новые тенденции: гораздо чаще, чем раньше, встречается явление, которое в психологии принято называть «гиперопекой». Тревожась за жизнь и безопасность ребенка, родители (как правило, матери) «нависают» над ним, не дают ему необходимой в его возрасте самостоятельности и невольно индуцируют ему свои страхи и тревожность. Некоторые мамы так трясутся над ребенком, что не выпускают его из поля зрения буквально ни на минуту. В результате ребенок становится дерганым, боязливым или, наоборот, повышенно возбудимым, импульсивным, неуправляемым (у него развивается протестное поведение). Все это очень плохо для его психики. Впоследствии он может попасть в группу риска по различным зависимостям.

Представляете, в какое состояние впадут такие гиперопекающие мамы (которых, подчеркиваем, становится все больше!), если их из-за каждого перелома, ушиба, полученных ребенком, и даже из-за синяка и царапины будут тягать на допросы в милицию, заносить в базу данных и потом контролировать, нет ли тут «семейного неблагополучия»? Тут уже запахнет не только невротизацией, а и психозами. С соответствующей проекцией на психику детей, которых ювенальщики тут же кинутся защищать от «неадекватных мамаш».

Согласитесь, это высшая, изощренная форма жестокости: сначала методично доводить родителей до психических расстройств, а потом лишать детей семьи. Геббельс отдыхает…

Вообще в критике ювенальной системы пока что недостаточно отчетливо звучит тема жестокости по отношению к детям. А ведь любое ювенальное дело, какое ни возьми, поражает именно жестокостью чиновников. Жестокостью, которая сплошь и рядом принимает крайние формы. Сколько детей, которых огромными усилиями удалось вырвать из цепких ювенальных лап, нуждаются сейчас в психологической, а то и психиатрической реабилитации! Разве не жестокое отношение к детям то, что произошло в Тульской области? Две малышки, которых якобы в их собственных интересах отняли у отца с матерью, за время пребывания в детдоме задержались в развитии и впали в состояние аутизма. Удастся ли теперь, когда их под влиянием большого общественного протеста с привлечением телевидения и других СМИ вернули в семью, эти отклонения компенсировать, – большой вопрос.

Разве не жестокое обращение с детьми – история приморского священника отца Александра Орехова, у которого семеро своих детей и двое приемных? Органы опеки несколько лет назад принялись терроризировать его многодетную семью, заявлялись с проверками ночью, будили детей, допрашивали их, придирались к крошкам на столе. Один из приемных сыновей, спасаясь от милиции, пришедшей изымать его из семьи, всю ночь прятался в холодном сарае. Вам это не напоминает фильмы про войну – как дети скрывались от рыскавших по домам фашистов?

А разве не жестокое обращение с детьми – трагедия, разыгравшаяся под Москвой? Женщина, растившая без мужа девятилетнюю дочь, ухаживала за больной раком матерью. Состояние больной было уже очень тяжелым, помощи ниоткуда, в том числе и от государства, не поступало. Но зато государство вдруг решило помочь на ювенальный манер девятилетней девочке. Вломившись в квартиру бабушки, где в это время находился и ребенок, детозащитники заявили, что детям с лежачей больной, да еще в неубранной квартире, жить не подобает, и поэтому ребенка надо немедленно изъять. Мать в ответ пролепетала, что у нее с девочкой есть своя квартира и там очень даже чисто. И предложила непрошеным гостям проехать туда, чтобы в этом убедиться. Они согласились, но, выйдя на улицу, оторвали девочку от матери, и хотя ребенок сопротивлялся и кричал, втолкнули его в милицейскую машину и увезли. Мать скоропалительно лишили родительских прав, и это тоже новая «ювенальная технология»: завели на мать уголовное дело, обвинив в насилии над дочкой. А девочку, тоже по ювенальной схеме, сперва упрятали в инфекционное отделение больницы, чтобы исключить свидания с матерью, после чего поместили в опекунскую семью, где стали запугивать переводом в детдом, если она не даст показания против мамы. А показания из ребенка надо было выжать для того, чтобы упечь мать за решетку. Еще недавно казалось, что такое нагромождение жестокостей бывает только в фильмах ужасов. Даже трудно сказать, какая жестокость ужасней: насильственное разлучение ребенка с матерью или попытка посадить мать руками дочери. Каково было бы повзрослевшей девочке жить с таким страшным грузом на совести? А какое воспоминание останется у нее о том, как она простилась с умирающей бабушкой? (О самой бабушке, которой напоследок устроили такую «веселую жизнь», и о матери, которая непонятно как вынесла такое двойное горе, мы уж молчим, ибо наша тема – жесткое обращение с детьми). Каково подрастающему человеку сознавать, что он живет в государстве, где добивают слабых и больных?

Описанный нами случай, когда проживание в квартире лежачего больного или инвалида было расценено опекой как «угроза жизни и здоровью ребенка», что и стало основанием для его изъятия, отнюдь не единичен. Это еще одна «ювенальная технология». Сама логика, по которой слабые, больные и бедные недостойны воспитывать детей, разве не есть жестокое отношение к людям и к детям, в частности? Это же логика сатанизма: падающего толкни, слабого добей! А сатанизм – это апофеоз жестокости.


Спасибо за хорошую идею!

Список злодеяний по отношению к детям со стороны «сердобольных» ювеналов можно продолжать чуть ли не до бесконечности. На самом деле пора уже писать «белую книгу» ювенального детства. Но мы, по крайней мере сейчас, этого делать не будем, а призовем людей и организации, которые противодействуют установлению в нашей стране ювенального ГУЛАГа, вызволяя незаконно отобранных детей и возвращая их в кровные семьи, на этом не останавливаться. Необходимо доводить дело до логического конца: виновные в разыгравшейся трагедии чиновники должны быть наказаны. Причем не только за подтасовку фактов и превышение должностных полномочий. В первую очередь – за жестокое обращение с детьми!

Некоторые другие виды жестокого обращения мы, чтобы не растягивать статью, обозначим по возможности схематично. Или, если снова применить военную лексику, дадим серию коротких залпов.

Разве не жестокое обращение с детьми, когда их родителям укорачивают жизнь? Молодая мать в Полтавской области бросилась под поезд после того, как органы опеки отняли у нее двух ребятишек: семилетнего мальчика и малышку грудного возраста. Другие с собой не кончают, но заболевают от горя сердечно-сосудистыми заболеваниями, депрессиями и даже раком, который нередко развивается на фоне длительного стресса. Все это, конечно же, не лучшим образом влияет на продолжительность жизни, которая у нас и без того не на высоте.

А навязывание небезопасных прививок, из-за которых в последние годы все больше детей становятся тяжелыми инвалидами, заболевая детским церебральным параличом и аутизмом? Да и бронхиальная астма, судорожный синдром, дисбактериозы, тяжелые формы аллергии и другие последствия вакцинации, проводящейся без учета иммунного статуса ребенка непроверенными, а то и заведомо некачественными вакцинами, гораздо больше коррелируют с понятием жестокого обращения, чем защиты детства.

(Вообще ювеналам надо сказать спасибо за подсказку. Так бы, может, и в голову не пришло, что целый ряд вредоносных действий, направленных на детей, – это не что иное, как жестокое обращение с ними. Спасибо, дорогие детозащитники! Теперь соответствующая формулировка будет фигурировать в обращениях в суд, прокуратуру и другие официальные инстанции.)
Безусловно, жестоко столько лет продолжать информационное растление детей и подростков. Это настоящее духовное насилие – лишение детей чистоты, невинности, целомудрия. Самой сути, сердцевины детства.

Крайне жестока и норма закона о здравоохранении, по которой подростка-наркомана с 15 лет можно лечить, только если он даст на это свое согласие. А он согласия, как правило, не дает, потому что в этом возрасте преобладает тяга к веселой жизни, да и смерть кажется нереальной. Таким образом, под песни о свободе выбора юный наркоман лишается медицинской помощи. Неоказание медицинской помощи в данном случае грозит летальным исходом. Это не то что не дать микстуру больному ОРЗ (хотя и недолеченное ОРЗ порой бывает чревато серьезными осложнениями, укорачивающими человеку жизнь).

Неоказание медицинской помощи детям касается, кстати, не только наркоманов. В СМИ и интернете регулярно появляются призывы собирать деньги на операцию и лечение смертельно больного ребенка. Чиновники от медицины при этом себя и своих близких не обижают. А кое-где в высоких медицинских кругах можно даже услышать, что пора менять Конституцию: дескать, норма о бесплатной медицинской помощи устарела. А это, между прочим, уже вульгарнейший социал-дарвинизм – идеология, осужденная в XX веке не просто как жестокая, но как античеловечная!

Можно было бы еще продолжить информационный артобстрел, но авторы (да и, наверное, читатель) устали от грохота канонады. Поэтому давайте поступим так. Статью мы на этом закончим, напоследок выразив надежду, что борьба против настоящего жестокого обращения с детьми, о котором шла у нас речь, будет продолжена уже не только в информационном поле, но и в реальной жизни. Ведь, действительно, надо защищать детей. С этим не поспоришь.

Ирина Медведева, Татьяна Шишова
20 апреля 2011 год

КОММЕНТАРИЙ:

Позиция КПЕ в отношении ювенальной юстиции высказана давно. Ювенальным технологиям не быть в нашей стране. Мы так решили, так оно и будет!

Ювеналка ‑ это очень прибыльный бизнес. Торговля детьми это колоссальный доход, плюс финансирование (из западных фондов и из бюджета). Направлена эта машина на уничтожение института семьи в России с целью сокращения нашего населения. Ювенальные технологии не предполагают решение существующих проблем в области семейных отношений, воспитания и образования детей, сохранения нравственных семейных ценностей, поэтому считаем эти технологии абсолютно не нужными для нашего общества и более того, вредными для него.

Вместо укрепления института семьи, утверждения семейных ценностей в Российском обществе, разработки и внедрения воспитательных и образовательных программ, основанных на идеалах многотысячелетней истории наших предков, нам «тихой сапой» подсовывают протухшую, западную "потреблядскую" систему ценностей, которая ничего не решила в "цивилизованных" странах, а теперь направила свои щупальца на разрушение наших семей. На это работает центральное телевидение, в частности программа А.Малахова «Пусть говорят» регулярными телепередачами формирует общественное мнение о необходимости введения ювенальной юстиции. Напрямую об этом в программе не говорят, но её сценарий и видеоряд направлены именно на формирование такого мнения.

Все случаи изъятия детей из семей это следствие безтолковости чиновников от управленческой элиты, которые из-за незнания процессов управления, довели ситуацию в социальной сфере до ужасного состояния.

Считаем, что бороться со следствием, а не с причиной это величайшая глупость, а в случае с ювенальной юстицией это просто преступление.

Как известно семья это зёрнышко общества, а каждая ячейка общества это блок в фундаменте государства. Отсюда следует, что ювенальные технологии направлены не только на разрушение семьи и уничтожение семьи, но и представляют угрозу безопасности государства.

В связи с вышесказанным в первую очередь необходимо доводить информацию о реальной цели введения ювенальной юстиции в России до органов власти на местах и инициировать местным органам власти (губернатор и дума) сворачивание всякой деятельности органов так называемой "детской опеки", ввиду того что они не выполняют полезной работы, направленной на улучшение положения семей попавших в трудную жизненную ситуацию, не помогают решать проблемы неполным семьям, не оказывают помощь в улучшении жилищных условий и не участвуют в организации воспитательного процесса детей, а единственной целью ставят контроль над семьями и карательные меры.

Если бы гранты западных фондов, за счёт которых осуществляется деятельность ювеналов от "опеки", направлялись на улучшение положения семей и детей (например, организация центров воспитания, или центров помощи "трудным" семьям или эти средства были бы направлены на развитие программы "Материнства и детства"), то вопрос можно было бы ставить менее жёстко. Но ввиду того что пользы от органов "опеки" нет, то нет и надобности в развитии и внедрения института ювенальных судов в нашей стране.

Об этом неоднократно было заявлено родительским сообществом России на многочисленных форумах, митингах и обсуждению не подлежит. Народ России решил, что ювенальным технологиям не быть в нашей стране!
Мы так решили, так тому и быть!

Председатель Совета РО ВПП КПЕ Ставропольского края
Федосеев Дмитрий Валериевич.

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 16 фев 2012, 08:29

Сезон охоты на детей открыт - пожалуйте, господа!

Людмила Рябиченко, Русская народная линия




В России бушует крупномасштабная кампания по тотальному уничтожению родительства и хищению детей в особо крупных размерах …


В Архангельской области из-за тоски по дому погибла пятнадцатилетняя девочка, которую вместе с двумя сёстрами отобрали у работающей матери и поместили в детский дом.

В Екатеринбурге страдает от горя и неизвестности мать, у которой за отказ от госпитализации девятимесячного сына, его похитили ворвавшиеся в дом автоматчики в форме полиции вместе с сотрудниками опеки.

В Санкт-Петербурге положительную во всех отношениях супружескую пару заставляют вместо опеки оформить усыновление девочки, к которой они уже привыкли, и которая ждёт не дождётся, когда переедет домой, к долгожданным родителям, угрожая в противном случае вообще лишить возможности взять её в семью.

Семья из Сергиева Посада, напугавшись того, что двухлетний ребёнок, разбивший на кухне пузырёк с валерианой, мог проглотить таблетку, вызвала «скорую помощь». Медики на всякий случай сделали промывание желудка и оставили ребёнка дома, как не нуждающегося в наблюдении. Но уже назавтра в семью пришёл следователь, и несколько дней родителям пришлось в страхе от перспективы возможных санкций опеки доказывать отсутствие собственного злого умысла в происшествии.

Это, к сожалению, уже типичные случаи, но есть и новые тенденции.

Так, многодетная верующая семья в Санкт-Петербурге возвращалась домой на своей машине. Задремавшую двухлетнюю малышку мама держала на руках. Сотрудники ГИБДД, остановившие машину, выписали штраф за нарушение правил перевозки детей в автотранспорте и предписали родителям явиться назавтра в инспекцию вместе...со всеми шестерыми детьми. После бессонной ночи родителями было решено пойти к инспекторам без детей. На беседе в автоинспекции их спросили, отчего они не привели детей, а потом проговорились, что планировали отобрать у них всех детей за то, что они «наплевательски отнеслись к жизни и здоровью дочки, поэтому представляют угрозу для всех остальных детей». К счастью, родители на сей раз были прощены, но покой отныне потеряли.

Что же происходит? Почему одни граждане страны похищают детей у других граждан или угрожают сделать это? А когда делают, то делают это открыто, с ощущением собственной правоты?

В России наступил «сезон охоты». Охоты на детей. Причём, всё законно, не придёрешься. Ружья - свои, лицензии - государственные.

Утверждённые и разосланные по всей стране регламенты межведомственного взаимодействия обязывают ОВД, (и теперь уже ГИБДД?), учреждения здравоохранения, социальные службы, КПДН, управляющие компании, школы, детские сады, старших по дому, соседей и проч. сигнализировать обо всех подозрительных случаях, связанных с воспитанием детей, после чего включается механизм предварительного шантажа родителей (на удачу) или сразу же «нажимается кнопка» реального изъятия ребёнка.

Медицинские учреждения в рамках ст.20 п. 5 нового закона «Об охране здоровья граждан» могут теперь инициировать судебный иск к родителям, отказавшимся от медицинского вмешательства ребёнку, а сами родители в течение суток должны сообщить о своём отказе в опеку. И тогда они уже могут с полным основанием ожидать стука в дверь и появления на своём пороге тётенек из опеки в сопровождении крепких ребят с автоматами в полицейской форме.

Детские поликлиники под страхом изъятия детей у «слишком умных» родителей выполняют коммерческие планы по всеобщей иммунизации зарубежными сомнительными вакцинами, самой прибыльной из которых становится инвалидизирующий детей «гардасил» (35 тыс.руб. за прививку). Те отцы и матери, которые решаются на «бунт», попадают в картотеку «неблагонадёжных», из которой в любой момент может быть извлечён файл с подробной информацией о семье, и начата новая охота. Ату их!

Психологи в школах и детских садах проводят тестирования детей проективными (то есть теми, которые проецируются на личность самого психолога, а он, кстати, может работать в центре «Озон») методиками под названием «Моя семья», «Рисунок фантастического животного» и др., и на основании собственных интерпретаций создают «базы данных неблагополучных семей», с которыми потом целенаправленно работают.

«Уполномоченные по правам участников образовательного процесса» получают планы по выявлению «жестоких» семей и доносительству на них под страхом лишения работы или уголовного наказания за «сокрытие преступления».

Турникеты, вводимые повсеместно в школах, создают электронные базы данных на детей: ФИО, фото, родители, адрес, телефоны, привычки, меню, и главное - перемещения. Информация теперь, как известно - товар. Кому она будет продана? Призванные, по версии организаторов, защитить детей от несанкционированного проникновения в школу подозрительных лиц, турникеты надёжно запрут школу от...родителей, чей контроль над содержанием образования и воспитания в школе для кого-то весьма нежелателен.

Главный уполномоченный по правам ребёнка совершает помпезные вояжи со своим «детским спецназом» по регионам, где прикрываясь высоким покровительством первого лица, устраивает выволочки и разносы за оторвавшийся линолеум, «строя» губернаторов и местные правительства, и не успевая в бешеном ритме своей жизни (три телепередачи, адвокатское бюро и еженедельные визиты к семье на Лазурный берег) пытаться помогать реальным семьям в их реальных бедах.

Уполномоченные по правам ребёнка в регионах изо всех сил борются с «насилием в семье», ими же создаваемым в общественном сознании, расклеивая по школам и детсадам плакаты с рекламой «детского телефона доверия», призванного приучить наших детей к доносительству на родителей и педагогов, создавая для продвижения своих решений в качестве общественных мини-палат общественные советы.

Фонд защиты детей от жестокого обращения составляет методики по выявлению скрытого, никак не проявляющегося (и значит, «слишком запрятанного») насилия в семье, а президент Фонда на одной из конференций в регионах заявляет о том, что если в семье есть насилие, то сохранять такую семью не нужно.

Фонд защиты детей в трудной жизненной ситуации, финансовыми делами которого занимается Генпрокуратура, проводит конкурс плакатов против насилия в семье, размещая затем на интернет-ресурсах 903 плаката про монстров-родителей.

Неизменный депутат Госдумы Е.Лахова провозглашает новую «идею века», которую она активно транслирует в регионах: создание специальных «социальных семейных поликлиник», где на каждую семью будет заведена карточка, с каждой семьёй будет работать социальный работник, каждая семья будет на виду и под присмотром.

Герои детского мультсериала «Смешарики», созданного, по словам главного режиссёра, «для изменения сознания российских детей», призывают, рекламируя «детский телефон доверия», жаловаться на родителей, когда у них «появился братик», или если мама не читает сказку; рассказывают маленьким зрителям о правах детей, никак не предусматривая в создаваемой ими «новой реальности» места для традиционно уважаемых родителей.

Воспитатели в детских садах проводят игры и беседы с малышами на темы, какие права ребёнка нарушены в сказке «Золушка» или «Братья лебеди». Учителя в школе активно просвещают на эту же тему учащихся, заставляя родителей переживать потрясение оттого, что дети в ответ на просьбу вымыть посуду заявляют, что это - эксплуатация детского труда, а в ответ на отказ купить обновку угрожают пожаловаться в полицию.

В школах, детских садах, бассейнах, спортивных секциях, поликлиниках собирают сведения о жизни детей и о конфликтах в семье, анкетируя детей на тему «Какое насилие в отношении тебя осуществляют твои родители: физическое, психическое, сексуальное, экономическое?».

Социальные службы создают базы данных о семьях, находящихся в «трудной жизненной ситуации» (ТЖС), куда попадают все семьи, которые обратились к ним за материальной или физической помощью: прохудилась крыша, сломалась стиральная машина, нужно собрать ребёнка в школу, негде жить и т.п., и по которой они потом и «работают», выполняя планы по изъятию детей.

Студенты получают возможность подработки - выявление бедных семей с детьми: за ребёнка до 7 лет - 530 руб., старше 7 лет - 470 руб., за семью без дошкольников - 260 руб. Для собственного прокорма юноши и девушки, не задумываясь, предают на расправу детей, которые их стараниями потом осиротеют.

Органы опеки, занимающиеся вопросами «семейного обустройства», тормозят передачу детей потенциальным усыновителям на родине, создавая ситуации трёх обязательных отказов в усыновлении российскими гражданами, после чего смело передают ребёнка за границу. При этом в организации зарубежного «семейного обустройства» предпочтение отдаётся здоровым симпатичным детям славянской внешности с соответствующим возрасту уровнем развития физических, психических и интеллектуальных функций.

Согласно действующему законодательству, ребёнок, родители которого лишены прав в отношении него, подлежит «семейному обустройству», то есть усыновлению практически сразу после принятия решения судом. Информация об этом на следующий же день выставляется на определённые сайты, и любой желающий может получить права на этого ребёнка, выстроив «позитивный контакт» с органами опеки. Если же действия социальных служб в отношении родителей были недобросовестны или ошибочны, то, кровные (а по сути, единственные) отец с матерью, восстановившись в правах, смогут вернуть себе собственного, усыновлённого уже кем-то ребёнка, только в том случае, когда в судебном решении была допущена доказуемая ошибка.

Повсюду родителей вынуждают давать согласие на обработку персональных данных их ребёнка, который уже назван в выдаваемых бланках не «ребёнком», но «опекаемым», и относительно которого родители должны разрешить обработку информации и передачу её третьим лицам, включая трансграничную (те есть зарубежную) передачу. Своими руками передать сведения о собственном ребёнке заграницу.

Повсюду в стране действуют агентства по международному усыновлению, созданные для того, чтобы обойти «запрет на посреднические услуги» при оформлении детей заграничными покупателями. Иностранные НКО, занимающиеся усыновлением, получают у нас лицензию на 5 лет вместо прежнего 1 года.

Ребёнок стал товаром, средством шантажа, рычагом воздействия. Он стал разменной монетой даже на уровне государств, когда, к примеру, для того, чтобы ускорить подписание договоров с США о международном усыновлении, ранее усыновлённый из России маленький мальчик безо всякого сопровождения на самолёте выбрасывается обратно с запиской от матери, мол, заберите, больше не нужен. И уже через несколько месяцев на высшем уровне всё готово, чтобы узаконить конвейер русских детей в Америку.

Россия занимает третье место (после Китая и Гватемалы) среди стран, вывозящих детей в США; только в 2010 г., по мнению депутата Н.Останиной (см. видео), там было усыновлено 100 тыс. сирот из России.

Страна, находящаяся в «демографической яме», щедро делится своим населением с недружественными соседями по планете.

На языке информационного времени, у нас произошёл «сбой всех программ» - индивидуальных, коллективных, государственных, массовых, идёт их самоликвидация и запуск программы самоуничтожения.

Вместо любви к детям и их защиты мы стали охотниками на них. Стали уничтожать будущее страны. Реализовывать чужие программы.

Никакие поправки этой деструкции уже не исправят положения. Её нужно просто отключить. Аннигилировать. Выжечь напалмом.

Если мы не наложим мораторий на любое изъятие детей по любым основаниям - мы будем по-прежнему играть в одну и ту же игру «охотник и дичь», становясь по мере сил или тем, или другим. Это - дьявольские игры, и никакие оправдания пользой детей не придадут им ангельской чистоты.

Правда всегда только одна, и её подмена влечёт за собой предательство истины. Если кто-то в семье преступник - для него есть Уголовный кодекс, но никакого изъятия детей из семьи, никакой замены родителей быть не должно. За что наказывают детей, отрывая от мамы, собственной, единственной, пусть и несовершенной, делая их ничьими, помещая в детские дома, а по сути, в тюрьму?

Когда мы поймём, что не имеем на это права, когда мы отменим «подушевое финансирование» детских домов, делающее их охотниками за детьми, когда мы перестанем оценивать работу опеки по количеству «обработанных» (читай, разорённых) семей, когда мы абсолютно отменим «отобрание» детей (чиновничий язык иногда убийственно меток!), тогда мы начнём медленно, но верно, как тяжело выздоравливающий больной, приходить в себя и вспоминать простые вещи.

Сейчас уже стало невозможно помочь всем семьям, которые взывают о защите от произвола «охотников». Гасить горящую мебель внутри полыхающего дома - самоубийственно. Только радикально и разом можно отключить массовую патологию сознания. Но для этого нужно вернуться к себе. Вспомнить, что детство - это пора залитого солнцем необъятного мира, где живут мудрые и добрые взрослые, дарящие любовь и заботу. И вернуть этот мир нашим детям.

Господин будущий Президент, Вы слышите нас?

Людмила Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество»

http://ruskline.ru/analitika/2012/02/08 ... te_gospoda

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 17 фев 2012, 01:39

Норвежские власти готовятся нанести очередной удар по институту традиционной семьи. Министерство по делам семьи, детства и социальным вопросам подготовило доклад, в котором правительству предлагается ввести в стране новые критерии для оценки детского благополучия. Главный тезис — биологические родители больше не должны иметь приоритета в воспитании своих собственных детей.

Это значит, что все дети, рожденные в Норвегии или привезенные в эту страну, больше не будут принадлежать своим родителям, а переходят в "собственность" государства. Неудивительно, что в таких условиях сами норвежцы не стремятся заводить потомство: треть детей в Осло составляют представили национальных меньшинств.

Министр по делам семьи, детства и социальным вопросам Норвегии Аудун Лисбаккен (Audun Lysbakken) подготовил пакет мер, призванных еще более улучшить положение детей в Норвегии. Выяснилось, что главное препятствие к подобному улучшению — сами родители. Поэтому Лисбаккен предлагает отменить их приоритет во всех вопросах, связанных с детьми. Как пишет в своей статье норвежское издание adressa. no, "если отношения между родителями и детьми являются препятствием для развития ребенка, это должно быть более важным, чем биологический принцип".

Конечно, министр признает, что для любого человека все-таки лучше расти в семье вместе со своими родными родителями. Но поскольку главная цель - содействовать развитию детей, все, что может помешать этому развитию, как его понимает государство, должно быть устранено.

В статье adressa. no также приводятся установленные министерством сроки, в течение которых должен быть решен вопрос об усыновлении детей. Если речь идет о младенцах от 0 до 18 месяцев, то в течение года, для детей от 18 месяцев до 4 лет — в течение двух лет после того, как их забрали от родителей. Если же биологические родители захотят (ну мало ли, вдруг) обратиться в суд, чтобы вернуть обратно своих детей, вопрос об их соответствии "принципам развития" будет решаться ассоциацией приемных родителей.

Нельзя сказать, что подобные меры вызвали всеобщую горячую поддержку в норвежском обществе. Авторы статьи, опубликованной 6 февраля, высказали опасение, что это может привести к еще большему числу обездоленных детей, вынужденных расти без своей родной семьи. Читатели, комментирующие нововведение, еще более категоричны: "Я смотрю со страхом и ужасом на жесткие меры правительства. Это значит, что барневарн (служба защиты детей) разрушит еще больше семей", "Жестокое обращение с детьми со стороны властей усиливается день ото дня, Родители должны спасать своих детей!" "Это совершенно неприемлемо, что полуобученный персонал барневарн будет определять будущее невинных детей", "Родители должны срочно улучшить свои взаимоотношения с детьми? Может, они будут учить, какой должны быть идеальная семья, в рекламных паузах по телевизору

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 19 июн 2012, 11:36

Девять снарядов в живое, или Родительство здесь больше не живёт

Информация уже не к размышлению …


Необъявленная, но жестокая ювенальная война с семьёй, полыхающая в России начиная с 2010 г. особенно ожесточённо, переходит в завершающую стадию, когда «пленных уже не берут».

Наблюдаемое всеми в последние месяцы смещение центра тяжести антисемейной инициативы из Госдумы в Совет Федераций, игнорирование в этой регонсценировке, как отработанного материала, профильного думского Комитета по семье, выдвижение на роль локомотива изменений политического тяжеловеса - В.И Матвиенко, «веерный» охват законодательным воздействием всего спектра родительских позиций, нацеленность на пересмотр и изменение прежде незыблемых правил и норм института семьи означает одно - наступила последняя схватка.

Девять законодательных инициатив, представленных для принятия почти одновременно, в корне меняют отношения между семьёй и государством и, по своей сути, все являются, ювенальными, т.е. уничтожающими институт родительства.

№1. Закон № 42197-6 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства»



В течение долгих десяти лет продвигается членом Общественной палаты РФ Б.Альтшуллером. Создаёт систему принудительного контроля над каждой семьёй и узаконивает сам процесс изъятия ребёнка из любой семьи.

Законопроект делает беспрепятственным вхождение социальных служб в любую семью с целью определения по размытым критериям права родителей на воспитание собственных детей. Придание семье статуса «семья в трудной жизненной ситуации» (ТЖС) означает неспособность семьи справиться с жизнью самостоятельно, и как следствие, неспособность воспитывать детей.

В зависимости от обстоятельств, предполагается либо немедленное изъятие ребёнка, либо «добровольное» составление договора социального патроната, который оставляет ребёнка с родителями, но разграничивает права на него между семьёй и социальной службой: родители получают обязанности - кормить, одевать, учить, лечить (конкретный перечень не определён, и также подлежит расширительному толкованию), а социальные службы - права (предписывать, как именно это нужно делать и проверять исполнение).

Договор составляется на определённый срок (до 2 лет, нижняя планка не определена), в случае отказа от подписания договора предполагается немедленное отобрание ребёнка, по окончании срока действия договора проверяется исполнение предписаний - в случае невыполнения ребёнок также отнимается.

Исходя из реального содержания, проект может также носить название «Закон о безопасном отобрании ребёнка из любой семьи».

Первое чтение закона намечено Госдумой на 19 июня 2012 г.

№2. Закон № 3138-6 ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»

Также в течение десяти лет продвигается тем же Б.Альтшуллером и принимается в комплекте с первым, прошёл первое чтение.

Законопроект открывает для неких некоммерческих общественных организаций (НКО), согласно проекту, финансово благополучных, возможность бесконтрольного доступа к «ничьим детям»: право беспрепятственно входить в детские дома, получать доступ к персональным данным и медицинской документации «детей и иных лиц», право копировать их, право на семейное обустройство этих детей по собственному усмотрению, право выступать посредником между руководством детского дома и иными лицами и организациями.

Оба закона представляют собой первую двуединую ювенальную схему по изъятию детей у родителей и последующую их передачу через структуру детских домов в «третьи руки». Открытие каналов легального вывоза детей заграницу создаст во временной перспективе механизм безболезненного освобождения территории России от населения. Схема носит ярко выраженный коррупционный и ювенальный характер и требует принятия экстренных мер, в том числе, со стороны силовых структур, по недопущению реализации планов, угрожающих демографической и государственной безопасности страны.

Закон принят в первом чтении 12 марта 2012 г.



№3. Закон № 284965-3 ФЗ «О государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин» («О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации»).

Законопроект лоббируется депутатами Госдумы Е.Лаховой (с 2003 г.) и Е.Мизулиной (с 2008 г.), предполагает отмену понятия «биологический пол» и замену его на понятие «гендер» (социальный пол, собственное отношение человека к своей роли, которое может не совпадать с физиологическими признаками и извращать его природу), введение в России «гендерной политики», которая создаст новую реальность нашей жизни - приоритет прав извращенцев, «позитивную дискриминацию» нынешнего большинства, узаконивание «отношений» между некими лицами, которые в законопроекте носят название «лица с семейными обязанностями», влечёт за собой отмену истинного родительства, поскольку содомиты не имеют детей, подготавливает перевод родительства на безнравственную основу: ЭКО (искусственное воспроизводство детей), суррогатное материнство, коммерческое усыновление, лишение родителей прав на воспитание ребёнка в русле традиционных ценностей и отобрание детей для последующей передачи «лицам с семейными обязанностями».

Закон принят в первом чтении в 2003 г., второе чтение дважды срывалось. Так, на последнем заседании Госдумы пятого созыва предполагалось принятие его в т.н. «пакетном голосовании», когда сто законопроектов, которые Дума не успела принять за срок своих полномочий, принимаются все вместе сразу. Чья-то политическая воля извлекла его из «пакета» и оставила для рассмотрения депутатами нового созыва. Вторая попытка «продавить гендер» должна была быть 21 января 2012 г., но благодаря сопротивлению общественности, не состоялась, а проект был направлен в регионы для направления отзыва в центр. Комитет Госдумы по делам семьи, женщин и детей под руководством Е.Мизулиной намерен решить вопрос о судьбе закона в рамках круглого стола в сентябре 2012 г. Приглашений на это заседание родительской общественности не направлялось.



№4. Закон № 617570-5 ФЗ «О культуре в Российской Федерации»

Законопроект закрепит в стране перспективы, предусматриваемые законом № 284965-3 о гендерном равенстве. Он кардинально отличается от действующего закона своей нацеленностью на «приоритет прав человека, толерантность и открытость мировому сообществу»; он раздробит наше общее до сих пор культурное пространство на множество «культурных сообществ», когда любая группа граждан на основе общности любых взглядов сможет объявить себя культурным сообществом, производящим «культурные ценности»; при этом ни государство, ни власть уже не смогут регулировать нравственную или иную составляющую таких процессов, но только охранять и финансировать любую «культурную группу», даже такую, которая захочет сплясать на церковном амвоне или пройтись с радужными флагами, которая сделает пропаганду извращений процессом создания культурных ценностей.

Это также лишит родителей прав на передачу им своих ценностей: те из них, кто пожелает оградить своего ребёнка от разрушительного зрелища, будут объявлены нарушающими права человека, права ребёнка и иные возможные права, и рискуют потерять собственные права на ребёнка по обвинению в «жестокости» по отношению к свободе его выбора.

Публичного обсуждения законопроекта на данный момент не было, но его автор бывший депутат Г.Ивлиев, ставший теперь заместителем министра культуры, уже заявил о необходимости его срочного принятия, а Председатель Госдумы С.Е. Нарышкин 25 мая 2012 г. призвал к модернизации культуры.

Оба закона являют собой вторую двуединую ювенальную схему, уничтожающую родительство.



№5. Закон № 38463-6 «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей» (Гаагская конвенция 1996 г.)

Гаагская конвенция 1996 г. является второй из трёх Гаагских конвенций, которые Россия должна принять в ближайшее время. Все предлагаемые Гаагские Конвенции (1980, 1996 и 2007 гг.) определяются лоббистами как «конвенции, нацеленные на защиту прав детей», для их внедрения в России силами немецкого фонда создан даже целый проект с бюджетом 500 тыс.евро, и главная их цель - замена первородного и неотчуждаемого «права родительства» на два приобретаемых и отчуждаемых права - «права опеки» (общаться с ребёнком) и «права доступа» (определять место нахождения ребёнка).

Гаагская конвенция 1980 г. о международном похищении детей предусматривает, в частности, право государства, на территории которого оказывается ребёнок, не возвращать его на родину, если уровень жизни там ниже, чем в месте удержания, а также обязательства стран, подписавших её, привести собственное семейное законодательство в соответствие с законодательством стран-участниц, вступивших в неё ранее. При этом в число стран, ранее присоединившихся к Гаагской конвенции 1980 г., среди прочих входит Франция с более чем 65-летним стажем введения ювенальной юстиции. Гаагская конвенция 1980 г. вызвала огромный протест российской родительской общественности, но под давлением международных сил в мае 2011 г. всё-таки была принята.

Гаагская конвенция 1996 г. определяет вопросы родительской ответственности, унифицируя их и сводя к международным стандартам. Она также продолжает начатую Гаагской конвенцией 1980 г. стратегию отчуждения права родительства: замену первородного неотчуждаемого права родительства на передаваемые права - опеки и доступа, предполагает при международных браках прекращение прав родительства по усмотрению государства, на территории которого находится удерживаемый ребёнок, но не на основании гражданства и норм права государства, в котором проживает родитель, т.е. вводит нормы международного права, уничтожающие само родительство.

Гаагскую конвенцию 2007 г. об алиментных обязательствах родителей (в том числе, и о выплате родителями государству, которое изымет ребёнка, средств на его содержание) планируют принять в декабре 2012 г.

Гаагская конвенция 1996 г. была принята 25 мая 2012 г.



№6. Национальный план (стратегия) в интересах детей на 2012-17гг.

Стратегия была представленная на Парламентских слушаниях в Совете Федераций под руководством В.И. Матвиенко 21 апреля 2012 г., самих слушаний фактически не было: в результате тщательно выстроенной манипуляции собравшимися, когда на трибуну вывели девочку-инвалида, родившуюся без рук, научившуюся рисовать ногами, показали слайды фотографий из её жизни, а затем она звонким голоском отчитала собравшихся, что никто из них не знает, что нужно детям, а дети сами могут это заявить и добиться, обсуждение пошло по дрцгому руслу.

Министры Голикова и Нургалиев, а за ними и все остальные докладчики один за другим выходили к трибуне со словами: «После этого я не буду читать заготовленный доклад», - и в течение 10 минут рассказывали, как в одной из проверок им попался ребёнок, от голода облизывающий пуговицу на мундире министра, сидевший в коробке от телевизора и проч. В конце заседания заменившая педседателя г-жа Драгункина поделилась радостью с участниками, сказав, что так хорошо здесь давно не было: собрались только свои, которые не кричат и не спорят, а понимают друг друга с полуслова и согласны во всём.

Национальный план готовит почву для переориентирования всей государственной политики на приоритет прав ребёнка и защиту этих прав внутри семьи, объявляя, таким образом, семью врагом ребёнка и легитимизируя ювенальные технологии в государстве. План своей главной целью ставит «соблюдение прав и законных интересов ребёнка в семье». создание «безбедной, безопасной, доброжелательной среды детства»; предполагает введение «правового просвещения детей» (беседы в детсадах и школах о «правах ребёнка»), создание «дружественного к детям правосудия» (ювенальные суды), «здравоохранения, дружественного детям» (центры репродуктивного здоровья для подростков, детские абортарии, половое просвещение), запрета на трудовое воспитание и любой труд для ребёнка (планируется подписание соответствующей Конвенции), приоритет нового основания - «учёт мнения каждого ребёнка», провозглашение права ребёнка на управление государством, разрушение иерархии поколений, авторитета родителей.

Предусмотрена организация участковых социальных служб по раннему выявлению семейного неблагополучия (идея весьма продвигается госпожой Лаховой), создание мобильных бригад для экстренного реагирования, введение «прежде всего», системы социального патроната, уточнение порядка отобрания ребёнка у родителей, привлечение НКО к решению проблем детства, проведение широких информационных кампаний «по пропаганде идей гуманизма, общечеловеческих ценностей, терпимости».

«Национальный план (стратегия) действий в интересах детей» - комплексная ювенальная стратегия, которая станет основой деструктивной антиродительской политики.

Указ о принятии «Национальной стратегии действий в интересах детей» подписан Президентом 1 июня 2012 г.



№7. Соглашение между Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА) и Межпарламентской Ассамблеей СНГ о сотрудничестве в продвижении репродуктивного здоровья и прав

ЮНФПА продолжает линию Каирской Международной Конференции по народонаселению и развитию 1994 г., поставившей своей целью сокращение населения в мире.

В.И.Матвиенко подписала соглашение в качестве секретаря Ассамблеи СНГ, что означает включение всего постсоветского пространства в систему сокращения населения, и угрожает демографической и государственной безопасности России.

Соглашение подписано 21 мая 2012 г.



№8. Модельный закон о репродуктивном здоровье и правах

В.И. Матвиенко при подписании соглашения о сотрудничестве с ЮНФПА озвучила намерение разработать Модельный закон о репродуктивном здоровье и правах, т.е. базовый, на основе которого будут приниматься дополнительные нормы для страны. Репродуктивные технологии - это абсолютизация права на аборт, бюджетное финансирование ЭКО (искусственного воспроизводства людей), введение в школы полового просвещения детей.

Закон определит порядок сокращения населения в России, лишит общество остатков нравственности, а родителей - права на воспитание детей в русле традиционных ценностей.

Закон пока не представлен, хотя, скорее всего, уже подготовлен, и, возможно, совсем скоро появится на сцене.



№9. Проект закона ФЗ-«Об уполномоченном по правам ребёнка» (с расширенными полномочиями и автономностью создаваемого института).

Законопроект, минуя конституционный порядок, был передан В.И. Матвиенко Президенту на рабочей встрече 27.05.12, не проходил предварительного обсуждения и даже информирования о работе над ним, отсутствует в широком доступе. Заявленная В.Матвиенко цель принятия закона - выведение Уполномоченного из-под влияния Президента, расширение его прав и полномочий, нацеленность на ювенальную цель - приоритет прав ребёнка, на неограниченный контроль над семьёй, многократно увеличивают риск создания неконтролируемой параллельной власти и уничтожения института родительства.

Законопроект, переданный Председателем Совета Федераций лично Президенту страны, обществу не представлен. При знакомстве с текстом законопроекта, полученным по неофициальным каналам, юридическая служба Движения сделала заключение о цели нового закона: это - создание вертикали власти, неподотчётной никому, даже Президенту, с функциями замены родительства государственными институтами.

Вполне возможно, что оставшиеся ещё не принятыми законы из «Списка девяти» будут привычно подытожены в первой декаде июля, когда депутаты Госдумы либо уже разъехались на каникулы, либо ещё предвкушают беззаботное отпускное время, и им - не до серьёзного. Они с лёгкостью нажмут кнопку для голосования. И - поставят точку на истории нашей прежней жизни...



Итак, увидим реальность: девять снарядов ушли в свой смертельный полёт, и на другом конце их траектории - прежняя жизнь каждого: семья, дети, счастье, Родина; на грядущих руинах - жизнь в расчеловеченном обществе: без любви, без детей, без семьи, без страны.

Можем ли мы это остановить? Можем! Подписи, телеграммы, пикеты, митинги, даже круглые столы и конференции помогут обратить внимание общества на страшную опасность. Будем ли мы это делать? Решение каждый принимает сам. А потом уже никого не винит.

Людмила Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 17 авг 2012, 01:29

Жертвы ювенальной юстиции Федеративной Республики Германия. Фильм 1


Серия короткометражных документальных фильмов из Германии развеивает мифы о благополучном применении ювенальной юстиции (ЮЮ) в Европе.
Фильм первый.
«Произвол Ювенальной Юстиции: у матери украли детей.»
Доноса бывшего сожителя стало достаточно, чтобы органы ювенальной юстиции разрушили счастливую семью.
Когда в дело вмешивается прокуратура, ювенальные приставы попросту крадут одного из детей из школы.
Репортаж немецкого телеканала рассказывает об ужасах ювенальной юстиции в Германии ( субтитрами на русском языке):

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=BXpGDIGvM9w[/youtube]

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 17 авг 2012, 01:33

Жертвы ювенальной юстиции Федеративной Республики Германия. Фильм 2

Ювенальная Юстиция доводит детей до суицида.

Мать обратилась за семейной консультацией к чиновникам. Они «помогли» — изъяли ребёнка из семьи. Мальчик плакал, вырывался, умолял его не забирать…
Мальчик скучал, он всё время просился домой.
Он писал: «Я хочу домой»:

Доведённый до отчаяния сын решил покончить с собой… Слава Богу, попытка не удалась. Тогда он стал просить мать убить его!
Прошло три года и по суду ребёнка вернули в семью. Оказалось, что его мать вполне может его воспитывать…
Три года разлуки и три года горя немецкой семьи!
Таковы «прелести» ювенальных технологий ХХI века в Германии!
Репортаж немецкого телеканала (с субтитрами на русском языке):

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=D2pfylUpNoA[/youtube]

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 19 сен 2012, 15:14

Всем родителям! Что делать если вашими детьми заинтересовалась ювенальная юстиция.

Часть 1.
К сожалению вынуждены констатировать что продолжает поступать информация об случаях изъятия детей или угроз со стороны опеки о лишении родительских прав. Так как вероятность того что наше правительство добровольно свернет программы по внедрению ювенальной юстиции практически отсутствует, то приходится констатировать, что необходимо переходить к самообороне. Правительство наоборот всеми силами демонстрирует, что наша страна будет выполнять все требования ЕС, что бы правильно выполнив приказы, как та собачка на задних лапках, получить подачку в виде очередного кредита. А внедрение ювенальной юстиции, как известно, является условием «хозяев», диктующих команды нашим министерствам и ведомствам.
Поэтому приходится наблюдать как ювенальные технологии проникают все глубже в нашу повседневную жизнь: уже сегодня в школах, наши дети заполняют всевозможные анкеты, где их спрашивают, какие зарплаты у родителей, применяются ли в семье телесные наказания, рассказывают, как подать в суд на взрослых. Уже сейчас в школах повсеместно проводятся лекции о «правах ребенка», на которых детям внушают неуважение и недоверие к родителям и предлагают запомнить телефон, по которому они могут жаловаться на «плохих» пап и мам. Уже сегодня педиатры и учителя обязаны доносить на родителей в соц.службы и органы опеки. В каждой школе вы можете увидеть стенд с перечнем прав ребенка и, если родители не обеспечивают права ребенка, то государство берется это исправить. В некоторых школах планируется ставить «ящики Павлика Морозова», в которые дети должны бросать свои жалобы на взрослых; также планируется ввести должность омбудсмена, специалиста по правам ребенка, который будет контролировать как вами соблюдаются права вашего ребенка.
Все это подготавливается почва для дальнейшего продвижения ювеналки. Поэтому мы должны быть всегда готовы отстоять свою семью, своих детей и недопустить ювенального беспредела в стране. Аккумулируя опыт ювенальных случаев на Украине и в России публикуем некоторые правила безопасности, которые должны выполняться в семье во избежание ювенальных проблем.
Итак, правило первое - никому не давать информацию о своей семье; запретить все анкетирования детей в школе; предупредить учителей, что вы не даете разрешения на сбор информации о семье и ребенке, о чем подать заявление в школу, садик. Ориентировочный текст заявления можно скачать здесь.
Правило второе - провести беседу с ребенком. Дети должны знать, что они не должны никому ничего рассказывать о семье! Никаким социальным педагогам, психологам и т.д. Если дети постарше - показать фильм «Стена», что б ребенок реально осознал опасность и знал как себя вести (проверено - действует). Дать наставления как себя вести если все-таки попал в приют или дет.дом (всячески пытаться выйти на контакт с родителями, родственниками, выучить тел. родителей наизусть, никаких опросов, анкетирований не подписывать, о родителях не давать никакой информации, требовать родителей, адвоката и т.д.).
Правило третье - в случае если у вас все-таки хотят отнять ребенка ни в коем случае не отчаивайтесь и не делайте необдуманных поступков. Боритесь до победного - со всей силой вашей родительской любви, с молитвой, с верой. Не позволяйте ювенальщикам себя сломать! Они этому учатся на спец.тренингах - как психологически подавить родителей что бы те перестали сопротивляться и отдавали детей. Мы родители - нам Богом дан долг защищать своих детей до последнего, поэтому правда на нашей стороне!
Конечно, когда есть угроза лишения ребенка или тем более, если ребенка уже забрали - у родителей сильнейший психологический шок. Его очень сложно перебороть, поэтому так много самоубийств за рубежом и уже в нашей стране тоже. Но, как показывает практика, многие родители в такой момент наоборот, мобилизируются, подтягивают родственников, знакомых, общину. Если есть возможность попросите что бы за вашу семью молились в церкви. Почувствуйте себя воином на войне - вы обязаны отвоевать своих детей.
В связи с этим хочется особо акцентировать внимание на дополнительном пункте - не позволяйте чиновникам на себя кричать - наорать на родителей, что бы те почувствовали себя виноватыми - любимый прием ювенальщиков всего мира. Хамство и оскорбления - так они часто защищают свои безоконные действия. Поэтому у вас должна быть четкая твердая позиция - «Я не буду разговаривать с вами в таком тоне! На каком основание вы на меня кричите? Успокойтесь и тогда будем продолжать разговор. Я жду пока вы успокоитесь.» Это правило распространяется на всех - на учителей, заведующих, разбушевавшегося директора, врача который хочет делать прививки и т.д. Любой чиновник как по мановению волшебной палочки становиться вежливым, как только вы достаете записывающее устройство (или видеокамеру), которым вы имеете право пользоваться, так как на вас оказывают давление и оскорбляют.
Правило четвертое - одному всегда трудно отбиться. Поэтому заранее надо узнать куда в случае чего можно обратиться за помощью. Лучше всего самим создать свою группу быстрого реагирования. (Самый простой вариант - группа родителей, которая обменивается телефонами и договаривается что если поступает сигнал, то все съезжаются и решают проблему). Практически всем семьям, которым вовремя поступила поддержка общественности удалось отбить своих детей.
Поэтому в каждом городе мы, родители, должны организовать группу или комитет быстрого реагирования. Если вдруг что… то по звонку собираются все кто в данный момент может и едут куда надо - в соц.службу, в приют забирать ребенка, если отобрали со школы, в больницу, если в больнице, домой если пришли отбирать домой, в прокуратуру и т.д.
В каждом городе должна быть родительская организация, которая не даст укорениться в своем городе ювенальному беспределу. В идеале в ней должны быть журналисты, юристы, психологи т.д. Для начала будет достаточно шумных мамочек и серьезных пап.
Следовательно единственным средством самообороны и защиты беззащитных, в подобной ситуации может быть только экстренное формирование (по образу Екатеринбургского), мобильных Родительских Комитетов обеспеченных как минимум средствами видеосьемки, аудио записи, фотографирования.
Далее будет необходимо проинформировать о наличии в Вашем городе Родительского Комитета Вашу общественность, важно проводить митинги и пикеты В ЗАЩИТУ СЕМЬИ ДЕТСТВА И НРАВСТВЕННОСТИ, где раздавать листовки с телефоном горячей линии Вашего Родительского Комитета, чтобы люди могли сообщать Вам о вмешательствах чиновников в семью.
После поступления сигнала на Вашу горячую линию, Вам необходимо экстренно провести собственное расследование ситуации. Если семья бедная, то завезти всем миром все самое необходимое, - чего им не достает, в т.ч. для обеспечения съемки условий жизни семьи, но уже с Вашими наводящими вопросами по ситуации и Вашими комментариями, т.е, что на самом деле все было не так как говорит опека, что в этой семье все хорошо, и показать и пояснить, что опека как обычно в корыстных целях, искажает и преувеличивает ситуацию, и в очередной раз нарушает конституционные права граждан.
Когда Ваш Родительский Комитет, (который может свободно существовать без регистрации) два - три раза даст таким образом опеке отпор, т.е по рукам и по носу, когда будете поднимать шум по каждому вмешательству опеки в дела семьи и привлекать внимание общественности и СМИ, когда покажете кто хозяин положения в Вашем городе, когда сами начнете войну против членов опеки, начнете опрос их соседей и сбор информации о семьях членов опеки с последующим ее обнародованием, - как делают они сами, а в абсолютно любой семье, даже семье членов службы опеки, имеющей детей можно найти и зафиксировать на видео или диктофон бесконечное множество “нарушений прав” ребенка, т.к. почти у каждого человека есть сосед, который либо завидует, либо косо смотрит, а именно эти приемы ювенальщики против нас и используют.
Когда осознаете, что не они, а Вы - Родители являетесь хозяевами на своей земле, что именно Вы платите за детские сады, школы, медицину и т.д., т.е. заказываете музыку, что не Вы, а к Вам вероломно, со злым намерением вторглись непрошенные гости-наемники, когда развернете против них полномасштабную информационную войну и поставите их на свое место, когда дадите им понять, что чем охотиться за чужой головой (семьей), лучше поберечь свою, и заниматься заботой о своих семьях и защитой своих семей - только тогда у опеки отпадет, а вернее ВЫ САМИ ОТОБЬЕТЕ У НИХ ВСЯКОЕ ЖЕЛАНИЕ ЛЕЗТЬ В ВАШИ СЕМЬИ.
http://www.tgrcom.ru/index.php?option=c ... Itemid=171

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Ювенальная юстиция

Сообщение admin » 14 окт 2012, 20:34

Война против семьи и нравственности, разгорающаяся в России
Елена Тимошина, Русская народная линия


Чтобы понять какие масштабы трагедии ожидают Россию после принятия закона о социальном патронате семьи, следует привести факты результатов деятельности служб государственного патроната за рубежом.

В зарубежных странах службы государственного патроната (являющиеся элементом ювенальной юстиции) изымают детей из семей по столь широкому перечню оснований, перечислить которые даже не представляется возможным потому, что этот перечень не исчерпывающий, или, проще говоря, бесконечный.

Например, в Швеции родители были лишены прав опекунства над своей дочерью (в правоприменительной практике многих стран нет понятия родительских прав) вследствие того, что её вес в два раза превышал нормальные показатели для этого возраста, а, следовательно, создавал угрозу развития различных серьезных заболеваний. А у иммигрировавшей в Швецию русской журналистки Натальи Петровой ювенальной службой были захвачены в школе и вывезены в неизвестном ей направлении две дочери. Примечательно, что предварительно шведские органы по защите прав детей не удосужились опросить соседей Петровой, не предъявляли ей никаких претензий. И только в устной форме заявили о том, что, мол, Наталья «неправильно кормит детей, даёт им горячую пищу, а это вредно для здоровья», а также то, что «у вас девочки ненормальные, потому что применили физическое насилие к кандидаткам в усыновительницы, когда те попытались их поцеловать».

В Норвегии у мамы отобрали ребёнка только потому, что она была привезена из Индии и адаптирована норвежскими родителями в 12 лет, на основании чего сотрудники Комитета по защите прав (Barnevern) детей сделали вывод о том, что она не может стать «нормальной норвежской матерью». Кроме того, поводом для подачи жалобы в Barnevern и изъятия детей может служить, например, то, что родители "заставляют" ребёнка убирать в комнате (что называется принудительным использованием детского труда) или разрешение детям в середине недели есть конфеты, что портит им зубы (в Норвегии принято давать конфеты только в выходные), а также то, что родители «залечивают» детей (когда обращаются к врачам, например, в случае простой простуды). Светлане Таранниковой на седьмые сутки после родов сотрудники Barnevern приказали встать и идти в поход в горы, чтобы доказать им, что она способна ухаживать за ребёнком. Видите ли, сотрудники ювенальной службы Норвегии считают, что «истинно норвежская мать сразу после родов встает на лыжи и идет в горы. В противном случае, она неспособна растить ребенка» (это испытание применялось также и к другим матерям). Ради своих детей Светлана прошла все невероятные испытания, но, случившийся у неё на этом фоне нервный стресс был основанием для временного изъятия её детей и помещения их в семью лезбиянок. Протест матери факту передачи детей пусть во временную, но в гомофильную семью, навлек гнев либеральной во всех отношениях системы и только на этом основании её детей изъяли навсегда, разрешив встречаться с ними 4 раза в год.

Основанием для отобрания ребенка у Натальи Захаровой, проживающей во Франции, послужила формулировка «удушающая материнская любовь», а на суде социальный работник заявил, что мать, одевая свою 3-летнюю дочь точь-в-точь как себя, тем самым «лишает ребенка права на индивидуальность».

В Финляндии Римму Салонен лишили прав опеки над ребёнком по ложному обвинению бывшего мужа (кстати, злоупотребляющего алкоголем) в похищении сына, несмотря на то, что, после подачи иска в суд, когда Римма с ребёнком находилась в гостях в Нижегородской области, её бывший муж звонил и навещал своего ребёнка в России. В решении суда фигурировало также заявление о том, что Римма создаёт угрозу безопасности для мальчика, поскольку является «сектанткой, ибо крестила ребёнка в православную веру» (воистину: сегодня только православная христианская вера - единственная угроза для дьявола).

Также основаниями для установления патроната над семьей и изъятия детей могут быть такие действия или бездействия родителей, «препятствующие их (детей) нормальному воспитанию и развитию», как: критика в адрес ребёнка, упрёки за плохие оценки, запрет на какое-либо самовыражение, кормление грудью, болезнь матери (например, радикулит или больные ноги), отсутствие у ребенка собственной комнаты или отдельного спального места, употребление пищи руками (например, в соответствии с традициями национальной культуры), посещение православных храмов и держание поста, непроверенные доносы «доброжелателей» об угрозе причинения насилия со стороны родителей, уже не говоря уже о «воспитательном хлопке по попе» и многие другие.

Почему иностранные государства активно стимулируют национальные семьи брать на воспитание приёмных детей и всеми способами изымают детей из семей иммигрантов? Возможно потому, что детей сегодня всем не хватает (учитывая низкую рождаемость в «цивилизованных странах» и большое количество семей нетрадиционной сексуальной ориентации), человеческие ресурсы стали предметом широкого круга интересов, а власти стран осознают, что это может губительно сказаться на экономике, жизнеспособности, этнокультурной характеристике государства. На этом же основании и изымать детей желательно как можно раньше, чтобы воспитать их «своими».

Лакомый и пока не ещё в полной мере испробованный кусок для иностранных усыновителей - это Россия, в которой по закону пока изымать детей из семей можно только в крайних случаях, а значит и выбор для усыновления пока не велик. Может поэтому и родился в умах проект закона о социальном патронате, на ряду с которым заключаются международные договоры об усыновлении детей за рубеж и стартует проект «Россия без сирот», предполагающий искоренить все детские дома (информационной поддержкой которого выступает множество иностранных, в том числе протестантских организаций).

Однако, почва для данной законодательной инициативы готовилась давно. Например, обкатывались в регионах ювенальные технологии, вводились методические рекомендации ювенальной сущности и всё для того, чтобы приучить людей к новым порядкам, новым взглядам на жизнь. Ведь весьма важно идеологически подготовить народ, скорректировать его сознание в определённом вопросе, сформировать совершенно иное понимание сущности и решения проблемы.

Так же было, например, с принятием чрезвычайно любопытного документа - Методических рекомендаций №18 по профилактике жестокого обращения с детьми и насилия в семье, на который ссылается в своих статьях Регламент межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия, организации работы с неблагополучными семьями в г. Москве.

Рассматриваемые методические рекомендации являются типичной компиляцией инструкций по выявлению жестокого обращения с детьми большинства западноевропейских ювенальных служб и несколько проливают свет на то, что же СЕГОДНЯ является условиями, препятствующими «нормальному воспитанию» и «нормальному развитию» ребёнка (а именно эти понятия пытается ввести проект закона о социальном патронате, о котором упомянуто ранее). Примечательно, что рекомендации были «составлены» не психологами, не педагогами, не юристами, а педиатрами. Будучи подписанные главным педиатром Комитета здравоохранения Правительства Москвы А.Г. Румянцевым ещё в 2000 г. они не применялись, поскольку для этого не было соответствующей правовой нормативной базы.

Эти методические рекомендации адресованы довольно широкому кругу лиц, в том числе сотрудникам правоохранительных органов, однако в качестве инструкции к исполнению рекомендованы работникам органов здравоохранения, образования, социальной защиты населения для принятия «в своей повседневной деятельности адекватных эффективных мер защиты прав ребёнка».

Как следует из рекомендаций, условиями, препятствующими нормальному воспитанию и нормальному развитию детей, являются «психологическая жестокость», «моральная жестокость», «оставление ребёнка без внимания», а также «синдром неуточнённого жестокого обращения с ребёнком».

Фактически обвинением в адрес родителей звучат положения рекомендаций о том, что «чаще всего пренебрегают основными нуждами детей... родители с низким социально-экономическим уровнем жизни; имеющие хронические заболевания, инвалидность; перенесшие жестокое обращение в детстве; социально изолированные».

Моральная жестокость, согласно методическим рекомендациям, проявляется вследствие отсутствия соответствующих возрасту и потребностям ребёнка питания, одежды, жилья, медицинской помощи; отсутствия заботы и присмотра за ребёнком; отсутствия внимания и любви к ребёнку и др. обстоятельств (как видно, перечень не исчерпывающий).

К внешним проявлениям последствий моральной жестокости методические рекомендации относят: отставание в весе и росте от сверстников; педикулёз, чесотку; частые «несчастные случаи», гнойные и хронические инфекционные заболевания; запущенный кариес; отсутствие прививок; задержку речевого и психического развития; неряшливую одежду; утомлённый сонный вид ребёнка, бледное лицо, опухшие веки; у грудных детей опрелости и сыпи.

Среди особенностей поведения детей, якобы свидетельствующих о моральном насилии родителей по отношению к ним, в рекомендациях перечислены: неумение играть; постоянный поиск внимания или участия; крайности поведения - инфантилизм или принятие роли взрослого, поведение в «псевдо взрослой манере», агрессивность или замкнутость, гиперактивность или подавленность, неразборчивое дружелюбие или не желание общаться; жестокость к животным; мастурбация, раскачивание на стульях, сосание пальцев и пр. (перечень признаков не исчерпывающий).

В рассматриваемых рекомендациях описывается также эмоциональное (или психологическое насилие) - как «единократное или хроническое воздействие на ребёнка или его отвержение», к которому относятся: словесные угрозы в адрес ребёнка, постоянная критика ребёнка; лишение ребёнка социальных контактов; предъявление к ребёнку чрезмерных требований, не соответствующих его возрасту или возможностям;

Особенностями детей, подвергшихся эмоциональному (психологическому) насилию, по мнению составителей методических рекомендаций, являются: невозможность детей сконцентрироваться; плохая успеваемость; низкая самооценка; гнев, агрессия; неврозы, энурез, тики, ожирение, кожные заболевания, астма и т.п.

В группы риска детей, подвергающихся эмоциональному насилию, согласно рекомендации, входят:

-дети от нежеланной беременности (То есть если эта рекомендация будет активно использоваться, то это может привести, помимо прочего, к увеличению числа абортов. Поскольку матерей, которые сообщили своему врачу о незапланированной беременности и хотели сделать аборт, но передумали, по всей видимости, будут ставить на соответствующий учёт, так как их будущие дети находятся якобы «в зоне риска». И чтобы избежать лишних проблем с последующим контролем со стороны специальных органов и организаций, определенный процент беременных женщин выразят желание искусственно прервать «незапланированную» беременность. И в данном случае наблюдается попытка вмешательства в такую личную сферу жизни людей, что противоречит и правовым и нравственным нормам);

-дети-инвалиды, дети с наследственными заболеваниями (Следовательно, если эти дети находятся в группе риска, то их также будут ставить на учёт, осуществляя пристальное внимание за их семьями);

-дети из семей с авторитарным, контролирующим стилем воспитания и взаимоотношений (То есть классическая патриархальная православная семья. В данном случае просматривается попытка лишить родителей права на выбор стиля воспитания своих детей. И кто решил, что именно «контролирующий стиль воспитания» - плохой? А если он плохой, тогда неконтролирующий - хороший? Такой подход очень похож на западные либеральные взгляды на воспитание детей, на наш взгляд, не приемлемые для России. Почему всё то, на чём мы веками строили наши семейные взаимоотношения, сегодня пытаются опровергнуть и опорочить? Нам пытаются внушить, что всё как мы жили и думали - всё неправильно, всё ошибка. И если мы поверим этому, то потеряем больше, чем приобретём);

-дети, хотя бы один родитель которых употребляют алкоголь, наркотики, страдают депрессией (В данном случае мы полностью согласны с тем, что жить в семье алкоголиков и наркоманов - психологическая травма для ребёнка. Однако, по сути, этот критерий - ловушка в обществе, в котором не предусмотрено принудительное лечение от алкоголизма и наркомании);

-дети, в семье которых много социально-экономических и психологических проблем (не берусь судить о психологических проблемах, но, согласно данным Росстата, около 80 % семей с детьми в России, имеют социально-экономические проблемы и относятся к числу бедных семей).

В методических рекомендациях также приводится перечень семей, в которых чаще всего происходит сексуальное насилие. К их числу относят: семьи с патриархально-авторитарным укладом; семьи, в которых имеются конфликты между родителями; семьи, в которых мать чрезмерно занята на работе; семьи, где ребёнок долго жил без отца; семьи, где ребёнок живёт с отчимом; семьи, в которых мать в детстве подвергалась сексуальному насилию и т.д. Таким образом, под критерии методических рекомендаций подпадают практически все семьи России и большинство детей. Ну разве это не перекликается с положениями законопроекта о социальном патронате?

Также в законопроекте говорится также о том, что «социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства... по результатам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства». Таким образом, представители органов опеки и попечительства получат возможность на законных основаниях попадать в дом людей, в отношении которых не возбуждено уголовное дело, вина которых не доказана в соответствующем порядке и наблюдать за семьей, составлять акты обследования «условий жизни, воспитания и развития» ребёнка. То есть органы опеки и попечительства смогут сами обследовать условия жизни, сами устанавливать патронат, сами планировать распределение государственных средств, но главное - единолично решать судьбу семьи.

Кроме этого, попадая в семью, приподнимая завесу таинства семейной жизни, чиновникам открывается еще более широкий спектр возможных претензий к семье (самое элементарное: дома в момент посещения представителями органов опеки и попечительства не убрано - это может быть расценено как основание для вывода о том, что в семье отсутствуют условия для нормального развития ребенка). А с учетом субъективности понятий «нормальное воспитание и развитие ребёнка», «отрицательное влияние на поведение детей» возникают объективные возможности установления социального патроната практически над любой семьёй, что также может провоцировать рост злоупотреблений правами со стороны чиновников.

В план организации социального патроната, согласно положениям законопроекта, включается также порядок мониторинга его исполнения. Это значит, что семье не только будут даны обязательные предписания по соблюдению прав детей на надлежащее содержание, воспитание и развитие, но будет производиться контроль за их исполнением. Каким образом планируется проведение наблюдения за семьёй из проекта закона не ясно. Но можно привести пример из зарубежной практики. Так в Австралии, органы ювенальной юстиции (в состав которой входит и государственный патронат семьи), усомнившись в благонадёжности родителей лишь на том основании, что на коленках у их двух детей - мальчиков дошкольного возраста были обнаружены синяки и ссадины, обязали родителей установить камеры круглосуточного видеонаблюдения по всей квартире, в том числе в туалете и ванной комнате сроком на год. В течение всего определённого срока представители ювенальной юстиции наблюдали за жизнью семьи и взаимоотношением её членов, чтобы удостовериться в отсутствии насилия по отношению к детям и сделать вывод о том, способны ли родители сами воспитывать своих детей. Полагаю, что в нашей стране вопрос мониторинга будет решаться в каждом отдельном субъекте Российской Федерации по-своему, исходя из фантазий чиновников и материальных возможностей регионов, что также создаст широкое поле для нарушения прав человека.

Таким образом, очевидно, что законопроект о социальном патронате весьма далёк от совершенства и просто опасен для общества. Установление социального патроната над семьёй, не имеющей криминальную и криминогенную характеристику, принуждение членов таких семей пускать к себе в дом посторонних людей, а также несудебное отобрание детей из семей по чрезмерно широким основаниям, определяемым исключительно органами опеки и попечительства, является грубым нарушением прав и свобод человека и гражданина. Подобные меры откровенно безнравственны и, помимо прямого нарушения прав родителей и детей, закреплённых в Конституции РФ, учитывая характер предлагаемого вмешательства, могут способствовать росту социальной напряженности в обществе, коррупции, а также организованной преступности.

Очевидно, что принятие законопроекта о социальном патронате сегодня не самое актуальное в сфере защиты прав детей. И если у государства есть возможность потратить финансовые средства на профилактику социального сиротства и предупреждение правонарушений в отношении несовершеннолетних, то, полагаю, что более эффективно и актуально было бы вложение средств в семью и школу. По нашему мнению, сегодня финансовые вливания должны получать не органы опеки и попечительства, которые работают со следствиями проблемы утраты культурно-нравственных ценностей общества, а семьи и школы, способные воспитать человека в духе нравственности. Причем поставленные цели столь важны, что государство не должно экономить на поддержку этих институтов.

Елена Михайловна Тимошина, кандидат юридических наук, ст. научный сотрудник Федерального государственного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России»

admin
Администратор
Сообщения: 923
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Норвегия - разрушитель семей

Сообщение admin » 15 окт 2012, 15:00

Страшная история Светланы - БарнеГестапо в Норвегии


Изображение
Здравствуйте.


Я Светлана Таранникова, гражданка России, прописана в Мурманске.
В Норвегию переехала в 2003 году с русским сыном, которому было 6 лет, потому что вышла замуж за гражданина Норвегии.
Брак не сложился. Я ушла от мужа со своим сыном в 2003 же году. Причиной послужило то, что он изготавливал спиртное в подвале в больших количествах и я элементарно боялась взрыва метрового самогонного аппарата, и я заявила на него в полицию.
В отместку норвежский муж заявил на меня
в барневарн. Барневарн начала навещать меня, писать лживые рапорты и была угроза забрать моего русского сына. Сам бывший муж признался, что это нормальное явление мстить людям, заявляя на них в барневарн.
Я этого не знала. Но из страха, что у меня отнимут сына, я вернулась к норвежскому мужу.
Неожиданно для него я забеременела и он принуждал меня к аборту, несколько раз пытался изнасиловать, чтобы убить ребенка. Но когда он понял, что я не отступлюсь, тогда он сдал меня в браневарн еще раз.
И сказал барневарне про меня, что он вынужден гнать самогон, потому что я выпиваю литр спиртного в день, а это может плохо отразиться на здоровье плода. Ребенку в животе было всего 9 недель. И бывший был уверен, что барневарн принудит меня сделать аборт. Это был 2005 год.
На следующий день барневарн забрала старшего сына со школы и увезла на секретный адрес, мне не давали весточки около 3 месяцев о сыне. Просто не брали трубку. А меня отправили на досмотр в спецклинику. Анализы показали отсутствие алкоголя. Но сотрудники тоже порекомендовали сделать аборт, потому что они, зная систему барневарн, опасались за здоровье матери и ребенка.
Мне предстояло пройти всю беременность в закрытом заведении по досмотру матерей, своего рода нацистская тюрьма. Они заставляют подписать добровольный договор о том, что я в эту тюрьму иду по доброй воле, если же я отказываюсь, то теряю ребенка = его забирают сразу после рождения.
И я не могла ничего сделать. Я не знала, где мой старший сын и этим они тоже давили на меня.
Я подписала. Но когда я приехала, то поняла, что это заведение было предназначено только для отбирания ребенка, все там искали реальные или ирреальные причины для отбирания детей. Чтобы я ни делала, было использовано против меня.
Один случай. Оставалось 2 недели до родов. Моему сыну было 7 лет и у него был друг 12 лет. И я сопровождала их на прогулку, потому что опасалась, что он маленький, чтобы иметь таких взрослых друзей. Барневарн написала в отчете, что "я использую сына для привлечения молодых поклонников". Представляете? Мне было 30 и за неделю до родов. Такого рода обвинения фабриковались каждый день. Мы были под постоянным прицелом и свои отчеты барнеГестапо строчило ежесекундно против нас.
Постоянный страх за себя и детей привел к очень тяжелым родам этого выношенного в барневарнтюрьме второго ребенка. Родился мальчик.
Сильно давило на психику то, что у многих женщин отбирали детей сразу после родов ни за что. Одной сказали, что она была адаптирована из Индии норвежскими родителями в 12 лет и барневарн считает, что она не может стать нормальной норвежской матерью. Персонал вел себя так, как будто они Боги и имеют власть, кому быть матерью, а кому нет.
На седьмые сутки после родов барневарн приказала мне встать и идти в поход в горы, если я отказываюсь, то тогда они обеспокоены и я рискую потерять ребенка. С их точки зрения выходило, что истинно норвежская мать сразу после родов встает на лыжи и идет в горы. Если не идет, то она неспособна растить ребенка. Я после тяжелых родов встала и пошла в горы - за детей!
Это был настоящий концлагерь. В атмосфере безысходности и безвыходности, словно под дулом пистолета мы должны были вставать и идти в горы, чтобы нам оставили детей. Многих матерей переселили в психушку сразу после отбирания детей...
Я сохранила детей, въехала в квартиру, но барневарн не отступала от меня и детей, и стали атаковать еще и еще.
И тогда со мной случился нервный срыв.
И я попросила барневарн о помощи. Взять ненадолго моих детей, пока я прийду в себя. Я подписала добровольное соглашение на восстановительный период.
Но они перевенули все в другую сторону и забрали детей навсегда. Они загнали меня в угол своими угрозами и постоянным страхом отбирания.

В отчаяньи я не умела и не хотела жить без моих детей, поэтому я послушала совет адвоката - родишь третьего ребенка и получишь детей назад. И я забеременала снова в надежде вернуть моих сыновей.
В это время меня вызвали в барневарн и сообщили, что моих обоих сыновей временно переселяют в семью лезбиянок. Я отказалась, потому что это аморально с моей русской точки зрения. ЧТо будут делать два мальчика с лезбиянками?
Я тогда не понимала, что отказ от гомофильной приемной семьи, превратился в страшный приговор - детей забрали и разрешили встречаться с ними 4 раза в год.
Суд по забору детей сотстоялся, когда я была на 8 месяце беременности. На мой вопрос, что будет с новорожденным мне не ответили, но уже подобрали ему приемную семью. Дама из этой семьи призналась, что уже 2 года стояла в очереди на новорожденного младенца и ей пообещали моего.
Было много судов. Я обращалась за помощью в русское посольство, но это только ухудшило ситуацию. Моей младшей дочери запрещают называть меня мамой, а недавно подали в суд на ее адоптацию, которая состоится в сентябре. Чтобы она не знала, что я ее мать. Женщина в приемной семье настаивает на адоптации моей дочери по необычной причине - "несправедливо, что Анна София хочет видеться с биологической мамой, со мной. Потому что у новой матери уже есть ЧУВСТВА к девочке".
Моя дочь имеет русское гражданство. Прописана в Мурманске в моей квартире. Ей 4,5 года. Ее зовут Анна-София.
Что мне делать? Среди бела дня у меня украли на второй день после родов моего собственного ребенка, сейчас забирают на адоптацию. Я родила ее как одинокая русская мать, отец не зарегистрирован.
Я надеялась вернуть ее в Россию как россиянку, она русский ребенок, рожденный от русской матери..
Помогите.
Я не сдамся. Я хочу вернуть всех 3 моих детей, украденных в Норвегии, проданных в рабство норвегам. Это не метафора. Приемные семьи получают примерно 1 миллион крон за голову. Рабы приносят деньги. Вот тебе и самое прекрасное гуманистическое государство.
Когда кто-то киднапит твоего ребенка, то он требует 1 миллион в обмен на ребенка.
Норвегия создала систему, когда БарневарнГестапо получает и ребенка и миллион. Хотя дети страдают в нищете и отсутствии заботы, превращаясь в отбросы общества... А родители, разлученные со своими детьми тоже страдают и лишаются покоя, а иногда и жизни...
Это страшная коммунистическая диктатура, основанная на воровстве детей у иностранцев...
Недаром Норвегию называют последней социалистической республикой,... Только это больше похоже на фашизм.

С уважением,
Светлана Таранникова
Трондхейм, Норвегия

Ответить

Вернуться в «Ювенальная юстиция - разрушение семьи»