Слова и поучения в день Святой Пасхи

Ответить
admin
Администратор
Сообщения: 925
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Слова и поучения в день Святой Пасхи

Сообщение admin » 04 апр 2010, 11:30

Изображение

Святитель Григорий Богослов

«С ними и я (о если бы иметь мне и голос достойный ангельской песни, и оглашающий концы мира!) вещаю вам так: Пасха! Господня Пасха! и ещё скажу в честь Троицы: Пасха! Она у нас праздников праздник и торжество торжеств; столько превосходит все торжества, не только человеческие и земные, но даже Христовы и для Христа совершаемые, сколько солнце превосходит звёзды. …ныне празднуем самое воскресение, не ожидаемое ещё, но уже совершившееся и примиряющее собою весь мир.
Но причастимся Пасхи, ныне пока прообразавательно, хотя и откровеннее, нежели в Ветхом Завете. Ибо подзаконная Пасха (осмеливаюсь сказать, и говорю) была ещё более неясным прообразованием прообразования. А впоследствии и скоро причастимся совершеннее и чище, когда Слово будет пить с нами сиё „новое вино в Царстве Отца“ (Мф.26:29), открывая и преподавая, что ныне явлено Им в некоторой мере; ибо познаваемое ныне всегда ново. В чём же состоит это питиё и это вкушение? — Для нас в том, чтобы учиться, а для Него, чтобы учить и сообщать ученикам Своим слово; ибо учение есть пища и для питающего.»



Свт. Мелитон Сардийский
(ритмичный стих):

«О таинство новое и неизречённое! Заклание овцы сделалось спасением Израиля, и смерть овцы стала жизнью народа, и кровь отпугнула ангела. Скажи мне, о ангел, чего испугался ты? Овечьего заклания или Господней жизни, смерти овцы или образа Господа, крови овцы или Духа Господня? Ясно, что ты испугался, видя таинство Господне, происшедшее в овце, жизнь Господню в заклании овцы, образ Господа в смерти овцы… Услышьте о силе таинства! Когда-то заклание овцы было драгоценно, ныне же оно обесценилось из-за Господней жизни;
Что такое Пасха? Ибо она называется этим именем от случившегося: от pathein („претерпевать“) произошло paschein („страдать“, или „праздновать Пасху“). Итак, научитесь, кто страдает, и кто сострадает страждущему, и для чего Господь сошёл на землю: чтобы, облекшись в страждущего, восхитить его превыше небес.»


Святитель Григорий Нисский

«Как но вый, только что образовавшийся рой пчёл, в первый раз выле тающий из пчельника на свет и воздух, весь вместе садится на одной ветви дерева, так и в настоящий праздник все члены се мейств отовсюду собираются в свои дома. И поистине спра ведливо сравнивают настоящий день с днём будущего воскре сения, потому что тот и другой собирает людей; только тогда соберутся все вместе, а теперь, собираются по частям. Что же касается радости и веселия, то по всей справедливости можно сказать, что настоящий день радостнее будущего: тогда по необходимости будут плакать те, коих грехи обличатся; ныне, напротив, нет между нами печальных. Ныне и праведник раду ется и неочистивший свою совесть надеется исправиться по каянием. Настоящий день облегчает всякую скорбь, и нет че ловека так печального, который не находил бы утешения в торжестве праздника.
Бедные, примите с любовью день сей, питающий вас. Расслабленные и увечные, приветствуйте день сей, врачующий ваши болезни. В нём сокрыта надежда ва шего воскресения, которая побуждает ревновать о добродетели и ненавидеть порок; ибо с уничтожением мысли о воскресении у всех будет одна господствующая мысль: „Станем есть и пить, ибо завтра умрём!“ (1Кор.15:32).»


Свт. Лев Великий:

«Итак, поскольку через сорокадневное воздержание мы пожелали достичь того, чтобы хоть в какой-то мере во время страдания Господа ощутить Его крест, мы должны стремиться, чтобы нам оказаться также участниками и воскресения Христова и, ещё находясь в этом теле, перейти от смерти к жизни. Ведь для каждого человека, который меняется и становится из одного другим, конец — не быть тем, кем он был, и начало — быть тем, кем он не был. Но важно, для кого человек умрёт и для кого будет жить, ведь есть смерть, ведущая к жизни, и есть жизнь, ведущая к смерти. И не где-то, а в этом преходящем веке можно обрести и то, и другое; и от того, как мы поступаем во времени, зависит различие вечных воздаяний. Итак, нужно умереть для диавола, а жить для Бога; нужно устраниться от несправедливости, чтобы восстать для правды. Пусть падёт ветхое, чтобы появилось новое. И поскольку, как говорит Истина, „никто не может служить двум господам“ (Мф.6:24), да будет не тот господином, кто подтолкнул стоящих к падению, но Тот, Кто воздвиг повергнутых для славы.»

Блж. Исихий Иерусалимский:

«Наша священная и царственная труба объединила нас на этом собрании, труба, которую наполнил Вифлеем и воспламенил Сион, для которой молотом был Крест, а наковальней — Воскресение… Как мёртвого погребал Его Иосиф, но, погребённый как человек, Он, как Бог, обезоружил смерть.»
Прп. Феодор Студит: «Почему же мы с таким нетерпением ждём Пасхи, которая приходит и уходит? Не праздновали ли мы её множество раз и раньше? И эта придёт и уйдёт — в настоящем веке нет ничего постоянного, но дни наши проходят как тень, и жизнь бежит подобно тому, как скачет гонец. И так до тех пор, пока мы не достигнем конца настоящей жизни.
Что же,- спросит кто-нибудь,- не нужно радоваться Пасхе? — Нет, наоборот, давайте радоваться ей намного больше — но той Пасхе, которая происходит каждый день. Что это за Пасха? — Очищение грехов, сокрушение сердца, слёзы бдения, чистая совесть, умерщвление земных членов: блуда, нечистоты, страстей, недобрых желаний и всякого иного зла. Кто удостоится достичь всего этого, тот празднует Пасху не один раз в году, но каждый день.»

admin
Администратор
Сообщения: 925
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Святые отцы о Пасхе

Сообщение admin » 06 апр 2010, 09:35

Свт. Иннокентій, архіеп. Херсонскій
Радость о воскресеніи Христа.


Слово на день св. Пасхи, произнесенное въ Александро-Невской Лаврѣ, Апрѣля 3 дня 1827 года [1].



Сей нареченный и святый день, единъ субботъ Царь и Господь: праздниковъ праздникъ, и торжество есть торжествъ: въ онь же благословимъ Христа во вѣки.

Законодатель ветхаго завѣта, учреждая для народа іудейскаго праздникъ Пасхи, неоднократно внушалъ іудеямъ особенную важность сего праздника, и предписалъ совершать его со всею торжественностію. Законно, говорилъ онъ, вѣчно празнуйте его. Душа нарушившая святость сего праздника потребится отъ сонма сыновъ Израилевыхъ (Исх. 12, 14. 19).

Законодатель новаго завѣта, нашъ, Христ. Законодатель не смотря на то, что Онъ самъ сдѣлался для насъ Пасхою, закланною на крестѣ, никогда не предписывалъ праздновать эту Пасху, предоставивъ сіе усердію и любви своихъ послѣдователей. Одинъ только изъ апостоловъ Его, и то случайно, замѣтилъ, что христіанамъ неприлично «праздновать Пасху въ квасѣ злобы и лукавства, но въ безквасіи чистоты и истины» (1 Кор. 5, 8).

Между тѣмъ Пасха іудейская, столько разъ предписанная закономъ, утвержденная страхомъ казни смертной, не разъ была совершаема незаконно, даже вовсе оставляема и пренебрегаема іудеями. Пасха христіанская, не бывъ предписана, ни заповѣдана, всегда совершалась со всею торжественностію.

Еще христіане не имѣли храмовъ; еще гонимые язычниками сокрывали Свое богослуженіе въ вертепахъ и пропастяхъ земныхъ; но воспоминаніе Воскресенія Христова было уже виною торжества столь свѣтлаго и продолжительнаго, что одинъ изъ древнѣйшихъ защитниковъ христіанства [2] въ слухъ всѣхъ язычниковъ говорилъ: «ваши праздники, взятые всѣ вмѣстѣ, не могутъ сравняться продолженіемъ своимъ съ одною Пасхою христіанскою!»

Отчего столько не сходная судьба Пасхи іудейской и христіанской? «Оттого», отвѣчаетъ св. Златоустъ, «что основаніе первой было благо временное — освобожденіе израильскаго народа отъ рабства египетскаго, а основаніе послѣдней есть благо вѣчное — освобожденіе всего рода человѣческаго отъ рабства грѣха и смерти. Помнить вѣчно благодѣяніе временное, давно прошедшее, трудно; не помнить благодѣянія вѣчнаго, всегда ощущаемаго, невозможно».

Мысль достойная златословеснаго учителя, совершенно объемлющая и выражающая духъ настоящаго празднества!

Дѣйствительно, для христіанина невозможно, совершенно невозможно не исполняться нынѣ радостію. Воскресеніе Іисуса Христа — безъ всякаго закона, повелѣнія, учрежденія — само по себѣ есть торжество торжествъ и праздниковъ праздникъ. Раскроемъ сію утѣшительную истину. Что служитъ основаніемъ всѣхъ празднествъ священныхъ? Въ однихъ выражается преимущественно твердость и чистота вѣры; въ другихъ особенно открывается благолѣпіе любви и добродѣтели; въ иныхъ ощутительнѣйшимъ образомъ просіяваетъ высота и святость надежды.

Но воскресеніе Іисуса Христа совмѣщаетъ въ себѣ всѣ сіи качества въ самой высшей степени. Оно есть высочайшее торжество вѣры, ибо имъ утверждена, возвеличена, обожена вѣра наша; — есть высочайшее торжество добродѣтели, ибо въ немъ самая чистѣйшая добродѣтель восторжествовала надъ величайшимъ искушеніемъ; есть высочайшее торжество надежды, ибо служитъ вѣрнѣйшимъ залогомъ обѣтованій самыхъ величественныхъ. «Сей нареченный и святый день праздниковъ праздникъ и торжество изъ торжествъ».

1) В о с к р е с е н і е І и с у с а Х р и с т а е с т ь т о р ж е с т в о в ѣ р ы. Кто зналъ, слушатели, болѣе всю сущность нашей вѣры какъ не апостолъ Павелъ, первѣйшій проповѣдникъ вѣры? Но помните-ли, что онъ однажды сказалъ коринѳскимъ ученикамъ своимъ? «Аще Христосъ не воста, суетна вѣра наша» (1 Кор. 15, 14). То есть, ежели Христосъ не воскресъ, то всѣ догматы нашей вѣры теряютъ свою силу; Евангеліе и проповѣдь не имѣютъ никакого достоинства; мы не должны болѣе именоваться христіанами, намъ лучше обратиться къ язычеству.

Мысль разительная, но совершенно истинная, неоспоримая. Ибо на чемъ основана вся вѣра наша? «Наздани бывше», отвѣчаетъ св. Павелъ, «на основаніи апостолъ и пророкъ, сущу краеугольну самому Іисусу Христу» (Ефес. 2, 20). Воскресшій Іисусъ есть краеугольный камень нашея вѣры; Онъ есть святитель и посланникъ нашего исповѣданія (Евр. 3, 1). Но п о ч е м у, слушатели «сей камень, пренебреженный зиждущими, содѣлался во главу угла и дивенъ во очію нашею» (Матѳ. 21, 41)? Почему, когда цѣлый народъ іудейскій отвергъ и отвергаетъ Господа Іисуса, мы признаемъ въ Немъ Христа — Божію силу и Божію премудрость?

Мы имѣемъ на сіе весьма много доказательствъ; но всѣ они были бы не достаточны безъ воскресенія нашего Господа. Дабы скорѣе и яснѣе видѣть сію истину, вообразимъ, слушатели, что мы принадлежимъ къ числу тѣхъ людей, кои слѣдовали за Господомъ отъ начала до конца Его земнаго служенія, слышали всѣ бесѣды Его, видѣли всѣ дѣла Имъ совершенныя. Доколѣ Онъ отверзалъ очи слѣпыхъ, воскрешалъ мертвыхъ, мы спокойно слѣдовали бы за Нимъ, восклицали бы вмѣстѣ съ апостолами: «Ты еси Христосъ Сынъ Бога живаго» (Іоан. 6, 69). Но вотъ наступаетъ страшный часъ страданій: ученикъ предаетъ Его; безумная синагога отвергаетъ, яко льстеца; неразумный Пилатъ осуждаетъ, яко возмутителя; Іисусъ, — чаяніе наше — возносится на крестъ вмѣстѣ съ злодѣями; самъ Отецъ оставляетъ Его; Онъ умираетъ въ мукахъ, погребается; самый гробъ Его запечатлѣнъ печатію невѣрія. Что было бы тогда, слушатели, съ нами, съ нашею вѣрою, если бы Онъ не воскресъ? Долго ли бы мы оставались при Его гробѣ? «Се мы надѣяхомся, яко сей есть хотяй избавити Израиля; но и надъ всѣми сими Онъ остался во гробѣ» (Лук. 24, 21): вотъ что сказалъ бы каждый изъ насъ и пошелъ бы въ домъ свой ожидать другого Мессію. Это никакъ не мечта. Ибо нельзя думать, чтобы наша вѣра оказалась тверже вѣры Апостоловъ. А что случилось съ ними по смерти Господа? Не всѣ ли они усумнились въ томъ, что Онъ есть Мессія? Не всѣ ли они, какъ предрекъ Спаситель, разсѣялись подобно «овцамъ не имѣющимъ пастыря» (Матѳ. 26, 31)? Даже по воскресеніи Господа какъ трудно было увѣрить нѣкоторыхъ изъ нихъ, что Онъ дѣйствительно воскресъ! — А безъ сей увѣренности вышли ли бы они на всемірную проповѣдь? А безъ ихъ проповѣди обратился ли бы міръ, погруженный въ тьму язычества, къ вѣрѣ христіанской? И что бы они начали проповѣдывать? Какъ бы они сказали: «Вѣруяй въ Сына Божія, имать животъ вѣчный» (Іоан. 5, 36), когда Самъ Сынъ Божій оставался бы мертвымъ? Какъ бы они сказали: «Христосъ вчера и днесь, тойже и во вѣки» (Евр. 13, 8), когда бы всякій зналъ, что Онъ прежде былъ живъ, а потомъ мертвъ. Замѣтимъ еще одно обстоятельство. Іисусъ Христосъ неоднократно предсказывалъ воскресеніе Свое (Матѳ. 17, 23; Іоан. 2, 10. 14. 18). Значитъ, если бы сіе предсказаніе не исполнилось, то іудеи имѣли бы полное право сказать: «помянухомъ, яко льстецъ оный рече, еще живъ сый, яко по тріехъ днехъ востану» (Матѳ. 27, 63). И что тогда христіанинъ могъ бы отвѣчать на сіе?

Такимъ образомъ безъ воскресенія Іисуса Христа гробъ Его былъ бы вмѣстѣ и гробомъ вѣры христіанской: потому что всѣ прежде вѣровавшіе въ Него престали бы вѣрить; потому что никто не принялъ бы на себя труда проповѣдывать вѣру въ Него; потому, наконецъ, что проповѣдь сія сама по себѣ не стоила бы довѣрія. Но теперь гробъ Іисуса Христа есть святилище, въ коемъ совершилось торжество вѣры христіанской.

Не напрасно Самъ Іисусъ Христосъ, когда іудеи требовали отъ Него новыхъ чудесъ въ удостовѣреніе, что Онъ есть Единородный Сынъ Божій, отвѣчалъ, что другого знаменія не дастся имъ, кромѣ знаменія Іоны пророка (Матѳ. 12, 39-40), то-есть воскресенія; не напрасно, отходя на страданіи Свои, Онъ изрекъ, что наступаетъ время, когда прославится Сынъ человѣческій (Іоан. 13, 31). Въ воскресеніи Своемъ Онъ подлинно прославился, прославился, по замѣчанію апостола Павла, уже не яко пророкъ, ниже яко Сынъ человѣческій, но яко Сынъ Божій, въ Коемъ обитаетъ вся полнота Божества.

Кто не узнаетъ Сына Божія въ воскресшемъ Іисусѣ? Фарисеи и книжники не будутъ болѣе требовать знаменія съ неба: теперь предъ ними отверзлось цѣлое небо, да видятъ, что Сынъ человѣческій паки восходитъ туда, откуда пришелъ (Іоан. 6, 62; 8, 14). И первосвященники не скажутъ: «Аще Царь Израилевъ есть, да снидетъ нынѣ со креста» (Матѳ. 27, 42). Распятый и не сходя со креста показалъ, что Онъ есть Царь земли и неба. Самъ дьяволъ не дерзнетъ сказать: «Аще Сынъ еси Божій, вергнися низу» (Матѳ. 4, 6). Сынъ Божій вергнулся низу на крестъ, и чинъ природы измѣнился! Теперь явно для всѣхъ, что воскресшій Іисусъ яко Господь жизни и смерти имѣетъ «область положить душу свою и опять принять оную» (Іоан. 10, 18). Онъ восхотѣлъ предать оную для спасенія міра, и предалъ; восхотѣлъ паки принять, и принялъ. Илія не пришелъ спасти Его; Онъ Самъ спасъ себя. — «Отверзаются ли тебѣ страхомъ врата смертная», — вопрошалъ нѣкогда Богъ Іова, дабы доказать ему его ничтожество и свое могущество, — «вратницы адовы видѣвше тя убояшася ли» (Іов. 38, 17)? Отверзаются, можемъ теперь отвѣчать мы, отверзаются предъ нашимъ Искупителемъ, который плѣнилъ и разрушилъ адъ.

Въ какомъ благолѣпіи является теперь самый крестъ Христовъ, тотъ крестъ, на которомъ вмѣстѣ съ Іисусомъ, такъ сказать, распята была самая вѣра! Кто не видитъ, что сіе знаменіе проклятія для другихъ, для Іисуса было жертвенникомъ, на коемъ принесена всемірная жертва, что Богъ принялъ сію жертву въ воню благоуханія; что Агнецъ закланный достоинъ принять славу и честь (Апок. 5, 12) Послѣ сего, что можетъ поколебать вѣру нашу, когда сама смерть и адъ не одолѣли ея въ лицѣ Начальника и Совершителя вѣры? — «Я знаю», восклицалъ апостолъ Павелъ, «я знаю, въ Кого вѣрую» (2 Тим. 1, 12), знаю, что Спаситель мой есть Богъ, Который «силенъ сохранить залогъ спасенія моего до Своего славнаго пришествія». Пусть теперь сыны погибельные возстаютъ съ своими сомнѣніями, возраженіями, клеветами на Господа и на Христа Его, пусть поносятъ вѣру нашу: мы не будемъ спорить съ ними; скажемъ только: умрите и воскресните, какъ умеръ и воскресъ нашъ Спаситель, и мы повѣримъ вамъ!

2) В о с к р е с е н і е І и с у с а Х р и с т а е с т ь т о р ж е с т в о д о б р о д ѣ т е л и. Добродѣтель, гонимая на землѣ, никогда не оставляла лица земли; всегда являлась въ избранныхъ Божіихъ, кои сіяли я к о с в ѣ т и л а в ъ м і р ѣ. Но какая была участь добродѣтели? — «Каменіемъ побіени быша, претрени быша, искушени быша, убійствомъ меча умроша, проидоша въ милотехъ, лишени, скорбяще, озлоблени» (Евр. 11, 36-38) Вотъ исторія людей добродѣтельныхъ, начертанная Самимъ Духомъ Святымъ! Святіи Божіи человѣки трудились въ вертоградѣ Господнемъ не изъ за платы земныхъ благословеній, но правосудіе небеснаго Домовладыки требуетъ, чтобы не одинъ конецъ былъ благому и злому, жрущему и не жрущему (Еккл. 9, 2). И сколько разъ слышался гласъ жалобы и печали: «что яко путь нечестивыхъ спѣется, праведники же пожинаются сами яко класы»?..

Промыслъ оправдывалъ иногда видимо пути свои не разъ предъ лицемъ всего міра, вмѣняющаго житіе праведныхъ в ъ п о с м ѣ х ъ (Прем. 5, 3). Добродѣтель торжествовала надъ порокомъ; не разъ повергаемые въ горнило искушеній, праведники выходили изъ него, яко золото чисто не только предъ очами Божіими, но и предъ очами враговъ своихъ. Но торжество добродѣтели всегда оставалось не полно; на вѣнцѣ, коимъ увѣнчивались праведники, всегда примѣтны были терны: поелику и добродѣтель сыновъ человѣческихъ всегда несовершенна, нечиста. Между тѣмъ для посрамленія торжествъ міра суетнаго надлежало явить полное торжество добродѣтели. Для сего требовалась чистѣйшая добродѣтель, величайшее искушеніе и всесовершенная слава.

Таково торжество Іисуса Христа! — Что была вся жизнь Его, какъ не единое непрерываемое служеніе Богу и ближнимъ? — Іудеи, почитая Его воскресшимъ пророкомъ, не напрасно недоумѣвали, какой пророкъ воскресъ въ Іисусѣ, ибо въ Немъ, можно сказать, воскресли всѣ пророки, всѣ праведники. Въ Немъ вѣра Авраамова сочеталась съ подвижническою жизнію Іереміи, ревностію Иліи, облеклась кротостію Моисея, чистота Іосифа совокупилась съ терпѣніемъ Іова.

Между тѣмъ, что было удѣломъ сихъ добродѣтелей? Какой праведникъ былъ посрамленъ, презрѣнъ, умученъ болѣе Іисуса Христа? На одной Голгоѳѣ въ лицѣ Его были поруганы всѣ добродѣтели. Поругана святая преданность въ волю Божію: «упова на Бога, да избавитъ Его». Поругана любовъ къ ближнимъ: «и н ы я спасе, себе ли н е м о ж е т ъ с п а с т и». Поругано смиреніе: «Аще царь Израилевъ есть, да снидетъ нынѣ со креста». Поругана истинность: «п о м я н у х о м ъ, я к о л ь с т е ц ъ о н ы й рече».

Но зрите торжество благочестія! Какая изъ добродѣтелей не увѣнчана нынѣ въ лицѣ Іисуса Христа? — «Онъ смирилъ Себя, послушливъ бывъ до смерти крестныя: и вотъ Богъ превознесъ Его и даровалъ Ему имя паче всякаго имени, да о имени Іисуса Христа всяко колѣно поклонится: небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ» (Флп, 2, 6-11). «Онъ богатъ сый обнищалъ для насъ, не имѣлъ гдѣ главы подклонить: и вотъ дается Ему всякая власть на землѣ и на небѣ» (Матѳ. 28, 18). Онъ изъ любви къ ближнимъ отдалъ душу свою: вотъ души всѣхъ сыновъ человѣческихъ предаются Ему во власть, яко Искупителю и Судіи.

И это только еще видимые для насъ слѣды торжества невидимаго. Если бы мы, по обѣщанію Спасителя, узрѣли небо отверстымъ (Іоан. 1, 51), какое бы торжество добродѣтелей открылось предъ очами нашими! Тамъ увидѣли бы мы Сына человѣческаго за пріятіе смерти вѣнчаннаго славою и честію (Евр. 2, 9), сѣдящаго одесную силы Божіей (Лук. 23, 69). Увидѣли бы двадесять четыре старца, повергающихъ вѣнцы свои предъ Агнцемъ закланнымъ (Апок. 4, 10). Увидѣли бы сонмы ангеловъ не восходящихъ уже и не сходящихъ надъ Сына человѣческаго (Іоан. 1, 51), а закрывающихъ лица свои отъ неприступной славы Его лица.

Какое же сердце, любящее добродѣтель, можетъ не радоваться при таковомъ торжествѣ Іисуса Христа? Это торжество истинно всемірное, — торжество, въ коемъ можетъ участвовать самый язычникъ. Пусть онъ не вѣритъ въ Божество Іисуса Христа; довольно, если онъ вѣритъ въ Бога и добродѣтель, дабы радоваться о томъ, что святѣйшій изъ сыновъ человѣческихъ сталъ величественно награжденъ нынѣ самымъ небомъ. Правосудный Богъ показалъ въ воскресеніи Іисуса Христа, какъ Онъ прославляетъ любящихъ Его; показалъ предъ всѣмъ родомъ человѣческимъ, что Онъ никогда не забываетъ т р у д а л ю б в и п о д ъ я т а г о в о и м я Е г о (Евр. 6, 10). Показалъ, что всѣ торжества міра суть ничто предъ торжествомъ праведника. Итакъ, христіанинъ, теперь смѣло проходи путь искушенія, не уклоняйся Голгоѳы; она есть лѣствица къ небесной славѣ. Если Промыслъ еще на землѣ не увѣнчаетъ твоего терпѣнія такъ, какъ увѣнчиваются нынѣ страданія воскресшаго Іисуса то потому, что ты предназначенъ для неба, гдѣ сокрыты всѣ награды. И Его торжество только началось видимо на землѣ въ утѣшеніе всѣхъ страдальцевъ, — а продолжается всецѣло на небѣ.

3) В о с к р е с е н і е І и с у с а Х р и с т а е с т ь т о р ж е с т в о н а д е ж д ы. Для угнетеннаго всякаго рода бѣдствіями смертнаго рода человѣческаго, что можетъ быть нужнѣе, какъ прозрѣніе окомъ упованія въ ту страну, гдѣ нѣтъ ни болѣзни, ни печали, ни воздыханій. И дѣйствительно, мысли и желанія человѣческія во всѣ времена и во всѣхъ народахъ устремлялись за предѣлы сей жизни. Но гробъ, мрачный гробъ остановлялъ, поглощалъ въ себѣ безсмертныя желанія. И кто могъ разсѣять мракъ сей? Ниспровергнуть сію преграду? Являлись мудрецы; но проходя по земли (Іоан. 3, 31), о землѣ и говорили; хвалились, что свели философію съ неба, а на небо не возвели ни одного человѣка. Приходили пророки, наставляли, обличали, утѣшали; но потомъ сами умирали, не принявъ обѣтованія (Евр. 11, 39); и надъ ихъ гробами лились слезы, слышались вздохи. Самъ законъ Моисеевъ, столько разъ угрожавшій смертію, никогда не обѣщалъ явно безсмертія; непрестанно указывалъ на Ханаанъ земный, но молчалъ о Ханаанѣ небесномъ. Только Энохъ и Илія воспарили надъ бездною тлѣнія, но воспарились подобно уединеннымъ орламъ, коихъ слѣдъ незримъ окомъ человѣческимъ. Надъ всѣмъ родомъ человѣческимъ царствовала смерть съ такою свирѣпостію, что во время Іисуса Христа не только многіе изъ мудрецовъ языческихъ, даже великая часть народа Божія отвергла всякую надежду на безсмертіе; «глагола не быти ни Ангела, ни духа» (Матѳ. 21, 23).

Надлежало возстановить падшую надежду; надлежало явить предъ лицемъ всего міра, что тѣло только человѣка о б р а щ а е т с я в ъ з е м л ю, а д у х ъ в о с х о д и т ъ к ъ Б о г у, и ж е д а д е е г о (Еккл. 12, 7). И вотъ въ воскресеніи Спасителя совершается торжество надежды.

Торжество чудное. Всемогущество Божіе могло бы въ слухъ всѣхъ людей возвѣстить обѣтованіе живота вѣчнаго, какъ возвѣщенъ нѣкогда законъ въ слухъ всѣхъ Израильтянъ: оно могло бы сотворить Ангелами своими в ѣ т р ы, а слугами своими — о г н ь п а л я щ ь (Псал. 103, 4), да вразумятъ смертныхъ, что послѣ отечества земнаго, временнаго, ихъ ожидаетъ отечество небесное — вѣчное. — Но что дѣлаетъ Премудрость Божія? Гробъ и смерть были виною страха и отчаянія человѣческаго. Она гробъ обращаетъ въ источникъ надежды; смерть принуждаетъ быть проповѣдницею безсмертія, ибо для чего другого служитъ теперь гробъ Іисуса Христа, который одинъ только въ воскресеніи мертвыхъ не отдастъ мертвеца своего, какъ не въ доказательство того, что и всѣ гробы нѣкогда опустѣютъ, отдадутъ мертвецовъ своихъ? — Къ чему послужила смерть Іисуса Христа, какъ не къ увѣренію, что смерть есть только стражъ, который хранитъ дотолѣ, доколѣ угодно Господу жизни, и что во власти сего стража находится только бренный составъ нашъ, а не духъ, совершенно не знающій гроба и смерти?

Торжество трогательное. Если бы Богъ для освобожденія насъ отъ страха смерти, повелѣлъ умереть и воскреснуть какому-либо великому праведнику, то мы и тогда не имѣли бы причины страшиться мрака смертнаго, ибо не возможно, чтобы Богъ подвергъ праведника смерти, если бы она была зло дѣйствительное. Но теперь Самъ Богочеловѣкъ благоволилъ вкусить смерть самую мучительную; послѣ Его вкушенія можетъ ли быть чрезъ мѣру горька и нестерпима чаша смерти? И могла ли любовь Отца небеснаго трогательнѣе утѣшить нашу надежду?

Торжество самое вѣрное. Смѣло можно сказать, что всѣ доказательства безсмертія, употребляемыя разумомъ, не имѣютъ столько силы, сколько заключаетъ оной въ себѣ одно воскресеніе Іисуса Христа. Вѣрить сему воскресенію и сомнѣваться въ нашемъ воскресеніи, по ученію Евангельскому, есть совершенное противорѣчіе. «Аще Христосъ воста», писалъ нѣкогда апостолъ Павелъ къ коринѳянамъ, «како глаголютъ нѣціи, яко воскресенія мертвыхъ нѣсть? Аще воскресенія мертвыхъ нѣсть, то и Христосъ не воста» (1 Кор. 15, 12-13). Въ самомъ дѣлѣ, Христосъ есть глава вѣрующихъ: если воскресла глава, могутъ ли остаться мертвыми прочіе члены? Христосъ есть Царь; надъ кѣмъ же Онъ будетъ царствовать, если подданные останутся въ гробахъ?

Торжество полное. Надежда на безсмертіе духа человѣческаго, хотя слабая, и прежде была въ родѣ человѣческомъ. Воскресеніе Іисуса Христа, утверждая сію надежду, расширило ея область, показало, что не только духъ человѣческій безсмертенъ, но и тѣло вѣчно, что «наступитъ день, когда и с і е т л ѣ н н о е облечется нетлѣніемъ, и сіе мертвенное пожерто будетъ животомъ» (1 Кор. 15, 53).

Торжество наконецъ величественное. Что величественнѣе прославленнаго человѣчества Іисуса Христа? Но по увѣренію апостола, настанетъ время, когда Онъ «преобразитъ тѣло смиренія нашего, во еже быти ему сообразну тѣлу славы Его» (Флп. 3, 21).

О, какое хладное сердце не возрадуется при семъ, не проникнется огнемъ любви къ Воскресшему! Много было обѣщано, когда онъ сказалъ, что в ъ в о с к р е с е н і и в ѣ р у ю щ і е въ Него будутъ, я к о ж е А н г е л и н а н е б е с и (Матѳ. 22, 30). Ибо человѣку ли быть ангеломъ? Но вотъ по воскресеніи Своемъ Господь еще щедродательнѣе. Онъ Самъ не хощетъ имѣть ничего, кромѣ Божества, чего бы не раздѣлилъ съ нами. Его пречистое тѣло страданіями заслужило славу; мы не страдали, и между тѣмъ Онъ дастъ намъ ту же славу. Наше тѣло будетъ подобно Его тѣлу: не будетъ имѣть только язвъ, кои остались на пречистой плоти Его; одно это преимущество остается у Него.

«О, благословенъ Богъ и Отецъ Господа нашего Іисуса Христа, порождей насъ во упованіе живо воскресеніемъ Его отъ мертвыхъ» (1 Петр. 1, 3). Господь, самъ Господь сотворилъ день сей, да возрадуемся и возвеселимся въ онь. Воистину Онъ есть праздниковъ праздникъ и торжество изъ торжествъ; торжество вѣры, добродѣтели и надежды. Ничто да не препятствуетъ нашей радости: ни скудость благъ земныхъ: Воскресшій Господь завѣщалъ намъ цѣлое царство; Онъ для того и обнищалъ, богатъ сый, да мы нищетою Его обогатимся; ни скудость благъ духовныхъ: Онъ — Всеблагій пошлетъ намъ не только сіи блага, но и Самого Подателя ихъ — Духа Святаго, если только мы, подобно апостоламъ, въ терпѣніи, единодушіи и молитвѣ будемъ ожидать сего дара. Всѣ да торжествуемъ предъ лицемъ воскресшаго Господа. Но, слушатели, торжествуя, мы должны, по слову апостола, памятовать, что пасха наша, за насъ закланная, есть Христосъ; а посему должны и праздновать оную н е в ъ к в а с ѣ з л о б ы и л у к а в с т в а, н о в ъ б е з к в а с і и ч и с т о т ы и и с т и н ы (1 Кор. 5, 7-8).

Св. Кипріанъ, описывая нѣкогда празднества языческія, говорилъ: «каковы ихъ боги, таковы ихъ и праздники: боги низки и нечисты, и праздники срамны и безстыдны». Пасха наша, христіане, есть Іисусъ Христосъ; Онъ есть Богъ всемогущій и пресвятый; посему и намъ должно праздновать въ честь Его свято и праведно. Итакъ блюдемся, чтобы предавшись (какъ нерѣдко бываетъ) роскоши, сластолюбію и другимъ порокамъ, не помрачить славу Воскресшаго Спасителя; чтобы народы, не имѣющіе вѣры въ Него, видя наше безчиніе, не сказали: каковы праздники ихъ, вѣрно таковъ и Богъ. Древніе христіане столь свято проводили дни священные, и вообще всю жизнь свою, что язычники, не видя ихъ участвующими въ низкихъ забавахъ своихъ, думали, что они питаютъ ненависть къ людямъ. Блюдемся, слушатели, чтобы нынѣшніе язычники, видя, какъ многіе изъ христіанъ проводятъ дни священные, не подумали, что они питаютъ вражду на Самого Бога. О Пасхѣ ветхозавѣтной сказано было въ законѣ, что необрѣзанный не долженъ вкушать оной (Исх. 12, 44), и истинной христіанской не вкуситъ тотъ, кто не обрѣзанъ сердцемъ, преданъ похотямъ. Напрасно таковый будетъ повторять: Х р и с т о с ъ в о с к р е с е! Такъ скажетъ ему Господь: Я воскресъ, но не въ тебѣ: въ твоемъ сердцѣ Я мертвъ и доселѣ; камень ожесточенія твоего подавляетъ Меня; стражи — злые навыки и страсти окружаютъ и блюдутъ Меня». Напрасно таковый будетъ давать и принимать лобзанія любви и мира. Воскресшій Спаситель и ему скажетъ: «лобзаніемъ ли предаешь Сына человѣческаго» (Лук. 22, 48)? О, слушатели, не измѣнимъ нашими пороками Воскресшему Спасителю: Онъ и такъ много страдалъ за насъ. Если бы Онъ явился теперь и вопросилъ каждаго изъ насъ, какъ Петра: любиши ли мя? безъ сомнѣнія каждый отвѣчалъ бы: «е й Г о с п о д и, л ю б л ю Т я» (Іоан. 21, 16). Но если любите Мя, сказалъ Онъ ученикамъ своимъ, отходя на страданія, т о с о б л ю д и т е з а п о в ѣ д и М о я, и с о б л ю д а я й з а п о в ѣ д и М о я, т о й — е с т ь л ю б я й М я (Іоан. 14, 15. 21). Аминь.


Примѣчанія:
[1] Помѣщаемъ это слово знаменитаго витіи, впослѣдствіи архіепископа херсонскаго, по новооткрытой собственноручной рукописи, въ которой это слово значительно отступаетъ отъ извѣстнаго въ печати текста ея. — Ред.
[2] Тертулліанъ.
Источникъ: Радость о воскресеніи Христа. (Слово на день св. Пасхи, произнесенное въ Александро-Невской Лаврѣ Санктпетербургской Духовной Академіи инспекторомъ архимандритомъ Иннокентіемъ, Апрѣля 3 дня 1827 года). // «Странникъ», духовный журналъ современной жизни, науки и литературы. — СПб.: Типографія А. П. Лопухина, 1900. — Томъ I. — С. 540-551.

admin
Администратор
Сообщения: 925
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Святые отцы о Пасхе

Сообщение admin » 09 апр 2010, 05:35

Прав. Іоаннъ Кронштадтскій († 1908 г.)
Слова, произнесенныя въ 1905 году.
Слово на Пасху.

Побѣда надъ смертію и торжество вѣчной жизни. Торжество правды и посрамленіе неправды.
Когда я (Іоаннъ Богословъ) увидѣлъ Его (Іисуса Христа; это было на островѣ Патмосѣ), то палъ къ ногамъ Его, какъ мертвый. И Онъ положилъ на меня десницу Свою, и сказалъ мнѣ: не бойся; Я есмь Первый и Послѣдній, и живый, и былъ мертвъ, и се живъ во вѣки вѣковъ, аминь; и имѣю ключи ада и смерти (Апок. 1, 17-18).

Христосъ воскресе!
Слава Богу — Христосъ воскресъ изъ мертвыхъ; Солнце правды, временно, какъ бы погасшее и сокровенное во гробѣ, снова возсіяло и озарило весь міръ всерадостными животвориыми лучами. Въ прошедшіе дни страстей Христовыхъ эти страсти наводили на насъ сильную скорбь, а у нѣкоторыхъ вызывали и слезы, — или состраданіе къ Страждущему за насъ, или слезы покаянія во грѣхахъ нашихъ, причинившихъ такія страданія Господу нашему, понесшему на Себѣ всѣ наши наказанія за грѣхи. А нынѣ въ день воскресенія общая радость озарила сердца и лица всѣхъ вѣрующихъ, ибо изъ гроба снова возсіяла жизнь наша, дарствующая всѣмъ прощеніе грѣховъ и надежду воскресенія и жизни вѣчной, ибо Христосъ возсталъ изъ мертвыхъ, начатокъ умершимъ бысть (1 Кор. 15, 20). Гдѣ злоба и зависть книжниковъ и фарисеевъ, гдѣ издѣвательства надъ Умершимъ первосвященниковъ іудейскихъ? Гдѣ Пилатова кустодія? Гдѣ печати гроба Христова? Все изчесло, все измѣнилось съ воскресеніемъ Христа: враги посрамились; всѣ козни ихъ послужили только къ бóльшей славѣ Распятаго и Воскресшаго, — и, что главнѣе всего — ко спасенію всего міра; всѣ страхи апостоловъ и всѣхъ вѣрныхъ исчезли съ возстаніемъ Христа изъ гроба; самая смерть, это страшилище всѣхъ земнородныхъ, побѣждена; адъ всепосмѣянный разрушенъ; привратники адовы, сторожившіе вѣчную темницу, разсѣялись отъ страха. Воскресшій овладѣлъ ключами ада и смерти, восхитивъ ихъ отъ сатаны, имѣвшаго державу смерти (Евр. 2, 14), и царствуетъ вѣчно на небѣ и на землѣ.

Смотрите и восхищайтесь видомъ Воскресшаго, въ какомъ описываетъ Его, возлюбленный ученикъ Его, коему Онъ явился на островѣ Патмосѣ. Я былъ въ духѣ въ день воскресный, и слышалъ позади себя громкій голосъ, какъ бы трубный, который говорилъ: Я есмь Альѳа и Омега, Первый и Послѣдній; то, что видишь, напиши въ книгу и пошли церквамъ. Я обратился, чтобы увидѣть, чей голосъ, говорившій со мною: и обратившись, увидѣлъ семь золотыхъ свѣтильниковъ и посреди семи свѣтильниковъ подобнаго Сыну Человѣческому... Онъ держалъ въ десницѣ Своей семь звѣздъ, и изъ устъ Его выходилъ острый съ обѣихъ сторонъ мечь, и лицо Его, какъ солнце, сіяющее въ силѣ Своей, и когда Я увидѣлъ Его, то палъ къ ногамъ Его, какъ мертвый. И Онъ положилъ на меня десницу Свою, и сказалъ мнѣ: не бойся; Я есть Первый и Послѣдній и Живый; и былъ мертвъ, и се, живъ во вѣки вѣковъ, аминь; и имѣю ключи ада и смерти (Апок. 1, 10-13; 16-18).

Видите, братія и сестры — чѣмъ завершились всѣ скорби, страданія и смерть Христа, Господа нашего! Славнымъ воскресеніемъ Его изъ мертвыхъ, властью Его надъ адомъ и смертію, значитъ, полнымъ пораженіемъ ада и его злобы и торжествомъ правды и вѣчной жизни.

Я есмь Первый и Послѣдній, и Живый, и былъ мертвъ, и се, живъ во вѣки вѣковъ, аминь. И имѣю ключи ада и смерти (Апок. 1, 17), т. е. Я вывелъ и выведу всѣхъ вѣрующихъ въ Меня изъ ада и введу въ отверстый Мною крестомъ рай. — Слава Тебѣ Побѣдителю смерти; слава Тебѣ, Подателю жизни и безсмертія; слава Тебѣ, отверзшему рай; слава Тебѣ, разрушившему преграду между Творцемъ и тварію.

Радуйтесь земнородные, радуйтесь вѣрные рабы Христовы! Поникните долу всѣ безбожники, всѣ отвергшіеся Христа и Церкви Его. Вся ваша надежда на жизнь потеряна съ вашимъ отпаденіемъ отъ Него. Все ваше невѣріе, все киченіе и гордость ваша посрамлены, всѣ ваши нелѣпыя слова и дѣла обращены въ безуміе и въ наказаніе вамъ самимъ: погублю премудрость премудрыхъ, и разумъ разумныхъ отвергну. По всей землѣ величается Христосъ, Его благодать, Его правда и истина, Его вѣчное Евангеліе, Его воскресеніе и Его вѣчное царство. Плещите руками отъ радости всѣ вѣрные Христу; — примите посрамленіе всѣ невѣрные и отпадшіе. Такъ наконецъ будетъ совершенно побѣждена всякая неправда земная и настанетъ конецъ ея; исчезнетъ смерть, восторжествуетъ правда, и воцарится вѣчная жизнь. Я есмь Первый и Послѣдній, т. е. Мною все существующее получило бытіе: вся Тѣмъ быша (Іоан. 1, 3); Мною будетъ положенъ и конецъ видимому міру: небо и земля прейдутъ (Матѳ. 24, 35); видимое временно, говоритъ апостолъ, невидимое вѣчно (2 Кор. 4, 18). Я былъ мертвъ и се, живъ во вѣки вѣковъ, аминь. И имѣю ключи ада и смерти, т. е. Я ради васъ вкусилъ смерть, чтобы побѣдить ее, и побѣдилъ, и вотъ Я живъ во вѣки вѣковъ, аминь, и вы будете живы во вѣки вѣковъ. И это несомнѣнно — аминь. Пусть рабы грѣха и тлѣнія сомнѣваются въ Моемъ и своемъ будущемъ воскресеніи; но оно совершится на радость вѣрующимъ и любящимъ Меня и на вѣчную муку грѣшникамъ, отвергшимся Меня. Господи, Побѣдителю смерти и ада, даруй Скорую и славную побѣду воинству нашему Христолюбивому на враговъ креста Твоего и возвесели сердца вѣрныхъ Твоихъ рабовъ, удрученныхъ неудачами военными и торжествомъ враговъ нашихъ бесчисленныхъ, внѣшнихъ и внутреннихъ, чужихъ и своихъ, и загради уста невѣрію и глумленію. Аминь.
Источникъ: Полное собраніе сочиненій настоятеля Кронштадтскаго Андреевскаго собора Протоіерея о. Iоанна Ильича Сергіева. Новыя слова, произнесенныя въ 1905 году. — Изданіе первое, подъ редакціей автора. — Кронштадтъ: Типографія газеты «Котлинъ», 1906. — С 43-46.

admin
Администратор
Сообщения: 925
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Святые отцы о Пасхе

Сообщение admin » 09 апр 2010, 05:36

Архіеп. Аверкій Таушевъ († 1976 г.)
«Христосъ Воскресе!»
Пасха, Господня Пасха!.. О Пасха! избавленіе скорби…


«Аще кто благочестивъ и боголюбивъ, да насладится сего добраго и свѣтлаго торжества»... такъ вдохновенно взываетъ къ намъ, христіанамъ, въ нынѣшній великій и свѣтоносный день Пасхи Господней нашъ прославленный витія златословесный вселенскій учитель и святитель Іоаннъ, Архіепископъ стольнаго града св. Константина.

И воистину «доброе и свѣтлое торжество» — этотъ дивный, величественный и такой для насъ радостный «праздниковъ праздникъ» — день Свѣтлаго Воскресенія Христова!

Какое изумительное по своей духовной силѣ и возвышенной небесной красотѣ, ни съ чѣмъ больше на землѣ не сравнимое, Богослуженіе совершается въ эту «священную, всепразднственную и спасительную нощь» въ нашихъ православно-христіанскихъ храмахъ — и именно т о л ь к о у насъ, православныхъ, и б о л ь ш е н и г д ѣ.

Какое ликованіе, какой священный восторгъ въ сердцахъ всѣхъ искренне-вѣрующихъ!

А какія захватывающія, возвышающія душу, укрѣпляющія вѣру, плѣняющія сердце и такъ убѣдительно дѣйствующія на волю слова въ этихъ исключительно-прекрасныхъ пасхальныхъ пѣснопѣніяхъ:

«Смерти празднуемъ умерщвленіе, адово разрушеніе, иного житія вѣчнаго начало, и играюще поемъ Виновнаго, Единаго благословеннаго отцевъ Бога, и Препрославленнаго!»

Поистинѣ въ этотъ пресвѣтлый день «вся исполнишася свѣта, небо же и земля и преисподняя» и не можетъ не праздновать «вся тварь востаніе Христово, въ Немже утверждается».

Какъ убо небесамъ достойно не веселиться, земли же не радоваться и не праздновать всему міру видимому и невидимому, когда «Христосъ бо воста веселіе вѣчное?» Вѣдь это — «Пасха, Господня Пасха! Отъ смерти бо къ жизни, и отъ земли къ небеси Христосъ Богъ насъ преведе, побѣдную поющыя».

Вѣдь — «днесь спасеніе міру, яко воскресе Христосъ, яко всесиленъ», а Онъ — наше «правды Солнце, всѣмъ жизнь возсіевающее». Онъ, снизшедъ въ «преисподняя земли», «сокрушилъ вереи вѣчныя» и «отверзлъ намъ райскія двери», Онъ «адову разрушилъ силу и воскреслъ яко побѣдитель», Онъ — «даде намъ ж и в о т ъ в ѣ ч н ы й и в е л і ю м и л о с т ь».

Пріобщимся же всѣ мы «Царствія Христова, поюще Его, яко Бога во вѣки»!

Какая это несказанная радость для насъ, что Онъ, Воскресшій Спаситель нашъ, Побѣдитель ада и смерти, «съ нами неложно обѣщался быти до скончанія вѣка»!

И теперь, празднуя каждый разъ этотъ дивный «праздниковъ праздникъ» — «Пасху священную», «Пасху новосвятую», «Пасху таинственную», «Пасху непорочную», «Пасху всечестную», «Пасху великую», «Пасху вѣрныхъ», «Пасху, двери райскія намъ отверзающую», намъ остается только, преисполняясь чувствомъ безпредѣльной благодарности Ему, Спасителю и Искупителю нашему, за все, что Онъ для насъ сдѣлалъ, храня непоколебимую вѣрность Ему и всецѣлую преданность основанной Имъ Святой Церкви, отъ всей глубины души молить Его:

«О Пасха велія и священнѣйшая, Христе! О Мудросте, и Слове Божій, и Сило! подавай намъ истѣе Тебѣ причащатися въ невечернѣмъ дни Царствія Твоего!»

Такими мыслями и чувствами естественно преисполняются въ «сей нареченный и святый день» «праздниковъ праздника и торжество торжествъ» всѣ истинно-вѣрующіе православные христіане, если они хотя сколько-нибудь б л а г о ч е с т и в ы и б о г о л ю б и в ы. Для нихъ радость Святой Пасхи не можетъ сравниться ни съ какой другой радостью на свѣтѣ. И всѣ временныя ихъ скорби земныя какъ бы растворяются въ этой единой всеобъемлющей подлинно-небесной радости.

Ч т ó — все земное предъ лицомъ вѣчности, а вѣдь эта вѣчность весьма скоро откроется д л я к а ж д а г о изъ насъ: «с е г о н и к т о н е и з б ѣ ж и т ъ». И перейдетъ «туда» каждый изъ насъ — или съ этой свѣтлой пасхальной радостью на душѣ — или съ мрачнымъ предвкушеніемъ страшныхъ мукъ адскихъ, все въ зависимости отъ того, былъ ли онъ благочестивъ и боголюбивъ во время своей скоропреходящей земной жизни, или, отвергаясь Бога и благочестія, цѣликомъ отдавался лишь этой суетной, грѣховной, страстной жизни.

А насъ, православныхъ русскихъ людей, этотъ Свѣтлый Праздникъ, кромѣ того, всегда еще заставляетъ невольно обращаться мыслью къ нашей несчастной, страждущей подъ игомъ лютаго безбожія, Родинѣ, ибо вѣдь н и г д ѣ и н и к о г д а святая Пасха не праздновалась т а к ъ, какъ у насъ прежде, въ Православной Россіи. Нигдѣ она и теперь, въ нынѣшнее время, не ощущается и не переживается въ такой п о л н о й м ѣ р ѣ, какъ ощущалась и переживалась тогда тамъ.

Воскреснетъ ли Россія наша?

Но давно, кажется, пора намъ понять, что возможность положительнаго отвѣта на этотъ вопросъ зависитъ всецѣло о т ъ н а с ъ с а м и х ъ: Россія воскреснетъ т о л ь к о т о г д а, к о г д а м ы с а м и, сыны и дщери ея, сохранивши вѣрность ей, какъ Святой Руси, в о с к р е с н е м ъ д у ш а м и с в о и м и. Праздными, безпочвенными останутся всѣ наши надежды на воскресеніе Россіи, если мы будемъ оставаться в с е т а к и м и ж е, какими, по праведному суду Божію, мы потеряли ее, правильнѣе даже сказать: п о г у б и л и ее, ибо это м ы с а м и, а не кто-либо другой, въ первую очередь виновны въ гибели нашей Родины. И теперь безсмысленно и неразумно толковать намъ о томъ, к а к ъ спасти Россію, если мы сами себя н е ж е л а е м ъ с п а с а т ь: если мы нисколько не исправляемся, не измѣняемся къ лучшему, если остаемся все такими же н е б л а г о ч е с т и в ы м и и н е б о г о л ю б и в ы м и, а продолжаемъ упорно быть вольнодумцами и самолюбцами, если живемъ, какъ невѣдущіе Бога и Христова Евангелія, въ нравственной нечистотѣ и распутствѣ, если находясь въ чужой странѣ, отказываемся отъ своего православнаго русскаго имени, а думая лишь объ устройствѣ своего земного благополучія, земной карьеры, если, страдая властолюбіемъ, нелѣпымъ чванствомъ и гордынею, понуждающими насъ враждовать другъ съ другомъ по самому ничтожному пустячному поводу, мы не только не хотимъ по-братски, съ любовью, помогать и уступать другъ другу, а клевеща и злобствуя, «другъ друга угрызаемъ и снѣдаемъ», по выраженію Апостола (Гал. 5, 15)


Нѣтъ, нѣтъ и нѣтъ! Идя такими путями, мы никогда не дождемся воскресенія Россіи. Путь къ ея спасенію о д и н ъ – е д и н с т в е н н ы й, указываемый намъ въ словахъ и настроеніяхъ радостной пасхальной службы:

«Воскресенія день, и просвѣтимся торжествомъ, и другъ друга обымемъ; рцемъ: "братіе", и ненавидящымъ насъ простимъ вся воскресеніемъ, и тако возопіимъ: Христосъ воскресе изъ мертвыхъ, смертью смерть поправъ, и сущымъ во гробѣхъ животъ даровавъ».

Вотъ, когда будетъ у всѣхъ насъ, православныхъ русскихъ, въ душахъ нашихъ, такая н а с т о я щ а я Пасха, тогда только и можемъ мы надѣяться, что воскреснетъ Россія! А съ нею вмѣстѣ можетъ тогда воскреснуть къ новой жизни и такъ явно гибнущій теперь міръ.

Съ Свѣтлымъ Праздникомъ, дорогіе о Господѣ братіе и сестры: Х р и с т о с ъ В о с к р е с е!

Источникъ: Архіепископъ Аверкій. Современность въ свѣтѣ слова Божія. — Къ 25-лѣтію служенія въ Америкѣ въ Св. Троицкомъ монастырѣ. — Слова и рѣчи. Томъ II. 1961-1968 гг. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1975. — С. 273-277.

admin
Администратор
Сообщения: 925
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 20:45

Re: Слова и поучения в день Святой Пасхи

Сообщение admin » 10 апр 2010, 10:03

Преп. авва Дорофей.
Изъяснение некоторых изречений святого Григория, которые даются с тропарями на святую Пасху


Приятно мне говорить вам, хотя несколько, о песнопениях, которые мы поем, чтобы вы наслаждались не (одними) звуками, но и самый ум ваш равномерно воспламенялся силою слов. И так что мы пели ныне? “Воскресения день! да принесем самих себя (в жертву)”. Древле сыны Израилевы в праздники или торжества приносили Богу дары по Закону; т.е. жертвы всесожжения, начатки и т.п. Потому святый Григорий учит и нас подобно им праздновать Господу и возбуждает нас, говоря: “Воскресения день” [Слово св. Григория Богослова на Пасху], вместо: день святого праздника! день Божественного торжества! день Пасхи Христовой! Что же значит “Пасха Христова”? Пасху совершили сыны Израилевы, когда выходили из Египта; ныне же Пасху, к празднованию которой побуждает нас святый Григорий, совершает душа, исходящая из мысленного Египта, т.е. греха. Ибо когда душа переходит от греха к добродетели, тогда совершает она Фасех Господу, как сказал Евагрий: Пасха Господня есть переход от зла к добру. И так ныне Пасха Господня, день светлого праздника, День Воскресения Христа, распявшего грех, за нас умершего и воскресшего. Принесем же и мы Господу дары, жертвы, всесожжения, не бессловесных животных, которых Христос не хочет, ибо жертвы и приношения бессловесных Ты не восхотел, и о всесожжении тельцов и овнов не благоволил (Псал. 39, 7), и Исаия говорит: что Мне множество жертв ваших, говорит Господь , и проч. (Ис. 1, 11). Но так как Агнец Божий заклан был за нас, по словам Апостола, сказавшего: Пасха наша, Христос, заклан за нас (1 Кор, 5. 7), да возмет грех мира, сделавшись за нас клятвою (Гал. 3, 13), как написано проклят всяк, висящий на древе (Второз. 21, 23), чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление (Гал. 3, 13. 4, 5); то и мы должны принести Ему некий благоугодный дар.

Какой же дар или какую жертву должны мы принести Христу в день Воскресения, чтобы это было Ему благоугодно, поскольку он не хочет жертвы бессловесных животных? Тот же Святый научает нас опять и сему, ибо сказав: “Воскресения день”, он прибавляет: “да принесем самих себя.” Так и Апостол говорит: представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего (Рим. 12, 1).

А как должны мы принести тела свои Богу в жертву живую и святую? Не исполняя более воли плоти и помыслов (наших) (Ефес. 2, 3), но поступая по духу, и похотей плотских не исполняя (Гал. 5, 16); ибо сие значит: умерщвлять земные члены нашы (Кол. 3, 5). Это и называется жертвою живою, святою и угодною Богу. Почему же это называется жертвою живою? Потому что бессловесное (животное), приводимое на жертву, когда закалается, умирает; а Святые, принося себя в жертву Богу, живые закалаются ежедневно, как говорит Давид: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание (Псал. 43, 23). Вот что значат слова Святого Григория: “принесем самих себя”, т.е. принесем в жертву самих себя; будем умерщвлять себя весь день , как и все Святые (умерщвляли себя), ради Христа Бога нашего, умершего за нас.

Как же они умерщвляли себя? - Не любя мира, ни того, что в мире (1 Иоан. 2, 15), как сказано в соборных посланиях, но отвергшись похоти плотской и похоти очей и гордости житейской (16 с.), т.е. сластолюбия, сребролюбия и тщеславия, и взяв крест, последовали Христу и распяли мир себе и себя миру (Гал. 6, 14). О сем-то говорит Апостол: Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями (Гал. 5, 24). Вот как умерщвляли себя Святые.

Как же они приносили себя в жертву? Живя не для себя, но поработив себя заповедям Божиим и оставив свои пожелания, ради заповеди и любви к Богу и ближнему, как сказал святый Петр: вот, мы оставили все и последовали за Тобою (Матф. 19, 27). Что Он оставил? Разве у него были деньги или имения, золото или серебро? У него была сеть, да и та ветхая, как сказал святой Иоанн Златоуст; но он оставил, как упомянуто все, то есть: все свои пожелания, всякое пристрастие к миру сему, так что если бы он имел имения или богатство, то он очевидно презрел бы и их и взяв крест, последовал бы Христу, по сказанному: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). Вот как Святые приносили себя в жертву! Они умерщвляли в себе, как мы сказали, всякое пристрастие и собственную волю, и жили для одного Христа и Его заповедей. Так и мы принесем в жертву самих себя, как учит святый Григорий; ибо нас хочет (Бог), мы - “стяжание самое драгоценное пред Богом”.

По истине человек драгоценнее всех видимых тварей, ибо Создатель привел их в бытие словом Своим, сказав: - да будет сие, и стало так; и опять: да произрастит земля то и то, и стало так; да изведут воды и т. п. (Быт. 1, 3. 11, 20), Человека же Бог создал своими руками и украсил его, а все другое устроил для служения ему и успокоения его, поставленного царем над всем сим; и даровал ему в наслаждение сладость рая, а что еще удивительнее, - когда человек лишился всего этого через грех свой, Бог опять призвал его кровью Единородного Сына Своего. Человек есть стяжание самое драгоценное, как сказал Святой, и не только самое драгоценное но и самое свойственное Богу, ибо Он сказал : сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему , И еще: сотворил Бог человека, по образу Божию сотворил его; и вдунул в лицо его дыхание жизни (Быт. 1, 26. 27. 2, 7).

И Сам Господь наш, пришедши к нам, воспринял образ человека, тело и душу человеческие, и одним словом, по всему кроме греха, сделался человеком, так сказать, усвоив Себе этим человека и сделав его Своим. И так хорошо и прилично сказал Святой, что “человек есть стяжание самое драгоценное”. Потом, говоря еще яснее, прибавляет “воздадим образу сотворенное по образу”. Как же это? - Научимся сему от Апостола, который говорит: Очистим себя от всякой скверны плоти и духа (2 Кор. 7, 1). Соделаем образ наш чистым, каким мы и приняли его, омоем его от скверны греха, чтобы обнаружилась красота его, происходящая от добродетелей. О сей-то красоте молился и Давид, говоря: Господи, по благоволению Твоему подаждь доброте моей силу (Псал, 29. 8).

И так очистим в себе образ Божий, ибо Бог требует его от нас таким, каким даровал его, - не имеющим ни пятна, ни порока, ни чего-либо такового (Ефес. 5, 27). Воздадим Образу сотворенное по образу, познаем свое достоинство; познаем, каких великих благ мы сподобились; вспомним, по чьему образу мы сотворены, не забудем великих благ, дарованных нам от Бога, единственно по благости Его, а не по нашему достоинству; уразумеем, что мы сотворены по образу создавшего нас Бога. “Почтим Первообраз”. Не будем оскорблять образа Божия, по которому мы созданы. Кто, желая написать изображение царя, осмелится употребить на оное дурную краску? Не обесчестит ли он этим царя и не подвергнется ли наказанию? Напротив, он употребляет для сего дорогие и блестящие краски, достойные царского изображения; иногда же прилагает и самое золото к изображению царя и старается все одежды царские, если возможно, представить на изображении так, чтобы, видя изображение, объемлющее все отличительные черты царя, думали, что смотрят на самого царя, на самый подлинник, ибо изображение величественно и изящно. Так и мы, созданные по образу Божию, не будем бесчестить своего Первообраза, но сделаем образ свой чистым и славным, достойным Первообраза. Ибо если обесчестивший изображение царя видимого и подобострастного нам, бывает наказан, то что должны потерять мы, пренебрегающие в себе Божественный образ и возвращающие, как сказал Святой, образ нечистым.

“Итак почтим Первообраз, уразумеем силу таинства и то, за кого Христос умер”. Сила таинства смерти Христовой такова: поскольку мы грехом утратили в себе образ Божий, и потому через падение и грехи соделались мертвыми, как говорит Апостол (Ефес. 2, 1), то и Бог, сотворивший нас по образу Своему, умилосердившись над Своим созданием и Своим образом, ради нас сделался человеком и подъял смерть за всех, чтобы нас умерщвленных возвести к жизни, которую мы потеряли за свое преслушание; ибо Он восшел на святой крест и распял грех, за который мы изгнаны были из рая, и пленил плен , как сказано в Писании (Псал. 67, 19, Ефес. 4, 8,). Что значит: пленил плен? - То, что по преступлении Адамовом враг пленил нас и держал в своей власти, так что души человеческие, исходившие тогда из тела, отходили в ад, ибо рай был заключен. Когда же Христос восшел на высоту святого и животворящего креста; то Он Своею кровью избавил нас из плена, которым пленил нас враг за преступление, т.е. опять избавил нас из рук врага и, так сказать, обратно пленил нас, победив и низложив пленившего нас, потому и говорится (в Писании), что Он пленил плен . Такова сила таинства; для того умер за нас Христос, чтобы, как сказал Святой, нас умерщвленных возвести к жизни.

Итак мы избавились от ада человеколюбием Христовым, и от нас зависит идти в рай, ибо враг уже не насилует нас, как прежде, и не содержит нас в рабстве; только позаботимся о себе, братия и сохраним себя от действительного греха. Ибо я и прежде много раз говорил вам, что всякий грех, исполненный на деле, опять порабощает нас врагу, поскольку мы сами добровольно низлагаем себя и порабощаем ему. Не стыд ли это, и не великое ли бедствие, если мы после того, как Христос избавил нас от ада Своею кровью, и после того, как мы все это слышим, опять пойдем и ввергнем себя в ад? Не достойны ли мы в таком случае еще сильнейшего и жесточайшего мучения? Человеколюбец Бог да помилует нас и подаст нам внимание, чтобы мы могли разуметь все это и помогать самим себе, дабы обрести нам хотя малую милость.

Ответить

Вернуться в «СВЕТЛОЕ ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНИЕ»